Проект «охранники Путина» на губернаторских постах завершился неудачей. Два из четырех фэсэошников, назначенные главами регионов, ушли досрочно, покинув посты еще до выборов. Подавший 5 июня в отставку врио астраханского губернатора Сергей Морозов в ответ на просьбу о дополнительной поддержке для своей области получил от Владимира Путина жесткий отказ. Кремль перестали устраивать губернаторы, которые не стесняются пользоваться своим особым статусом приближенного к президенту человека.

Четверо из ФСО

Еще вчера сайт бывшего врио губернатора Астраханской области Сергея Морозова публиковал новости о его работе. Вот он принимает граждан, а вот в Астрахани на маршруты выходят новые автобусы. Материалы явно похожи на фоновую агитацию – жителям региона ненавязчиво напоминают, сколько приемов врио провел с начала года, автобусы тоже появились не сами по себе, а благодаря «прямой договоренности» Морозова и мэра Москвы Сергея Собянина.

Четвертого июня региональный министр финансов сообщал руководителю области о сокращении бюджетных долгов. «Давайте также и дальше двигаться поступательно», – отвечал ему Сергей Морозов. На следующий день Кремль объявит, что собиравшийся «поступательно двигаться дальше» врио губернатора подал в отставку по семейным обстоятельствам (судя по сайту самого Морозова, он как раз проводил в это время встречу с гражданами) и будет работать в спецслужбах.

Новым временным главой области стал замполпреда президента в Северо-Кавказском федеральном округе Игорь Бабушкин, бывший сотрудник ФСБ, который до этого никакого отношения к Астрахани не имел. Публикации на губернаторском сайте и график самого Сергея Морозова – явное свидетельство того, что отставка стала для него сюрпризом, иначе сайт успели бы как-то подготовить к такому неординарному событию.

Морозов не самый обычный тип российского губернатора, он не молодой технократ и не крепкий хозяйственник. Он – бывший охранник Владимира Путина, выходец из ФСО. Три его бывших коллеги уже получали губернаторские посты в 2016 году. Алексей Дюмин, назначенный в Тульскую область, успел избраться в том же году. Кампании еще двух врио-охранников – Евгения Зиничева (Калининградская область) и Дмитрия Миронова (Ярославская область) были запланированы на лето 2017 года, но кандидатом в итоге стал только Миронов.

Зиничев, поработав чуть больше двух месяцев, понял, что губернаторская публичная работа не для него, и попросил у президента увольнения с переводом на новое место службы. Он стал замдиректора ФСБ, а потом министром МЧС. Официальной причиной отставки были те же семейные обстоятельства. 

По некоторым формальным признакам истории Сергея Морозова и Евгения Зиничева очень похожи – «обстоятельства», переход на новое место. Но ситуация в Астрахани намного серьезнее: уже в сентябре в области должны пройти выборы губернатора, до старта кампании всего ничего, и власти теперь нужно будет спешно подбирать нового кандидата – либо врио Бабушкина, либо спикера заксобрания, либо депутатов Госдумы-единороссов.

Возможен и другой вариант – в регионе есть сильный оппозиционер, федеральный парламентарий-справоросс Олег Шеин. Раз претендента от власти сняли, в крайнем случае можно дать порулить и вполне договороспособному политику, пусть не молодому технократу и не единороссу. Последний сценарий выглядит достаточно реальным, но явно нежелательным и незапланированным для Кремля. В случае быстро ушедшего Зиничева замену подобрали и почти за год раскрутили для выдвижения. В Астрахани, как любит говорить Владимир Путин, времени на раскачку не осталось.

Сергей Морозов отработал губернатором восемь месяцев и явно до последних дней собирался баллотироваться. В первые месяцы своей работы он встретился с ключевыми фигурами из федерального правительства и крупного бизнеса, продемонстрировал свой особый статус приближенного к президенту человека. «Газпром» и «Лукойл» пообещали построить в области социальные объекты, Росрыболовство гарантировало льготы и преференции астраханским рыбакам.

В мае в область приехал Владимир Путин – такие визиты традиционны в выборных регионах. Как правило, президент обещает поддержку проектам кандидата от власти, но в этот раз что-то пошло не так. Сергей Морозов попросил выделить области федеральные средства, но получил строгий отказ. «Не нужно по каждому поводу просить дополнительных ресурсов. У нас в рамках нацпроектов запланированы приличные деньги, сотни миллиардов и триллионы рублей», – раздраженно ответил Путин.

Ранее во время избирательных кампаний президент никогда не делал критических замечаний в адрес кандидатов власти, что бы он ни думал по поводу их идей и предложений. Это касалось не только его личных приближенных из ФСО, но и любых других действующих глав регионов. Близкие к президентской администрации источники говорят, что недовольство президента вызывал проект контейнерного порта на Каспийском море, где в качестве инвестора врио губернатора представил не самую надежную компанию. При этом со стороны федерального центра Сергей Морозов хотел получить для проекта серьезную финансовую поддержку.

Главе государства не понравилось, что его бывший охранник пользуется своим приближенным положением и просит для своего региона дополнительных дотаций. Отставку Морозова нельзя назвать дружественной – ему не дали соблюсти политес и самому объявить об уходе и, кажется, вообще не предупредили об увольнении. Рейтинг у уволенного был, кстати, достаточно неплохой – по данным ВЦИОМ, в области за него готовы были проголосовать 62% респондентов.

Раздражающая близость

Уход Сергея Морозова – доказательство того, что проект «губернатор из охраны» закрывается. Когда назначали тройку Дюмин – Зиничев – Миронов, многим казалось, что сотрудников ФСО, как людей особо доверенных и приближенных к президенту, сначала научат управлению в регионах, а потом вернут на гражданские федеральные посты. Однако практика показала, что двое назначенцев (пусть и по разным причинам) не доработали и года и вернулись в силовые и околосиловые структуры.

В Ярославской области, где пост губернатора занимает еще один выходец из ФСО, Дмитрий Миронов, дела тоже обстоят не лучшим образом. Почти все кресла в правительстве региона достались варягам – выходцам из Подмосковья. Источники в депутатском корпусе региона говорят, что реально политическими и экономическими процессами управляет глава правительства субъекта – Дмитрий Степаненко, тоже выходец из ФСО, однако без хороших связей с президентом. Он работал министром сельского хозяйства Подмосковья и черпает кадры оттуда.

Варяги занимают даже посты спикера заксобрания и мэра Ярославля. Людей беспокоит «экспансия Москвы» и более насущные вопросы: оптимизация медицинских учреждений и приход на рынок транспорта и переработки мусора подмосковных фирм, в том числе связанных с семьей Чайки. Это воспринимается как отрицательная сторона правления варягов.

Губернатора Дмитрия Миронова уже успел публично одернуть Владимир Путин. Произошло это на встрече с театральными деятелями в декабре прошлого года. Народный артист Валерий Кириллов попросил президента найти в Ярославле помещение под Дом актера, Путин переадресовал вопрос Миронову, обратившись к нему по-свойски «Дима», и получил в ответ: «Проработаем». «Я говорю: "Подберете?" – "Проработаем". Всего год как губернатор… Дмитрий Юрьевич, надо подобрать, поищите», – не сдержал гнев президент, перейдя на официальное обращение по имени-отчеству.

Относительно удачным на этом фоне кажется назначение в Тульскую область Алексея Дюмина, но в наследство ему досталась команда и проекты предыдущего губернатора, выходца из московского бизнеса (сеть «Седьмой континент») Владимира Груздева. Плюс ко всему Дюмин из всей четверки охранников считается наиболее приближенным к Путину, одно время его даже называли в числе возможных преемников президента. Однако у регионального бизнеса уже появляются свои претензии к главе области – например, к экспансии в области фирм Евгения Пригожина.

Переход с доверительного «Дима» на холодное «Дмитрий Юрьевич» в разговоре с Мироновым и майский отказ в помощи Морозову показывают, как изменилось отношение Путина к своим приближенным из ФСО на губернаторских постах. Главы-охранники не стеснялись использовать свой особый статус (а по сути, президентское имя) и в ответ получили разнос.

Для уволенного Морозова это будет пусть неприятным, но всего лишь уроком – экс-врио займет неплохой пост в ФСБ, МВД, Росгвардии и быстро забудет об астраханском опыте. Но его сослуживцев из ФСО, людей, которым президент может сказать «ты», назвать по имени и доверительно подмигнуть, в губернаторах мы, вероятнее всего, больше не увидим. Это не значит, что высокие посты теперь не будут занимать силовики – новым астраханским врио стал бывший полковник ФСБ. Но особого статуса, происходившего от близости к первому охраняемому лицу, они иметь уже не будут.

Так спокойнее и самому Владимиру Путину. Просьбы о помощи из регионов начали раздражать президента. Судя по всему, его не устраивает формула «успешно управлять – значит уметь просить деньги». Есть огромные суммы в рамках нацпроектов, чего вам еще. Точно так же его могут не устраивать намеки на близость к первому лицу в качестве метода управления – работайте сами. Поэтому среднестатистический губернатор, пусть даже из средних чинов ФСБ, лучше: он не заикнется о дополнительной финансовой поддержке из центра и не станет намекать на особую близость к президенту.

следующего автора:
  • Андрей Перцев