Президент США Дональд Трамп официально объявил, что баллотируется на второй срок. Сделал он это в привычной для себя обстановке – перед многотысячной толпой, на огромном митинге в Орландо. Несмотря на то что главный лозунг его кампании теперь призывает не «вернуть», а «сохранить» «величие Америки», казалось, что кандидат на сцене, как и в 2016 году, новичок в политике, собирающийся на волне народного гнева взять Белый дом и разогнать наконец застоявшееся политическое болото. 

Однако в реальности с 2016 года многое изменилось. Теперь на стороне Трампа не только его острый язык и группа верных сторонников, но и мощнейшая организационная и аналитическая машина Республиканской партии со штабами в каждом штате. Несмотря на противодействие оппозиции, за два с половиной года Трампу удалось добиться реальных побед, которые признают даже его недоброжелатели. А демократы за это время так и не смогли преодолеть партийный раскол. В итоге сегодня более половины американцев признают: второй срок Трампа – наиболее вероятный исход президентских выборов 2020 года.

Красная машина

В отличие от кампании 2016 года, сейчас партийная машина Республиканской партии уже вовсю работает на переизбрание Трампа. «Алексей, сколько еще наших детей должны умереть от рук нелегалов, прежде чем демократы займутся национальной безопасностью, а не своей политической возней?» – письмо штаба Трампа предлагает мне ужаснуться беспринципности демократов и пройти опрос, указав, какой приграничной напасти я боюсь больше всего: наркобаронов, торговцев людьми, страшной банды MS-13 или вообще «преступников».

Обычная для американских политиков стратегия, но непривычная для Трампа. Теперь письма из его штаба приходят регулярно, иногда по нескольку раз в день. В них пишут об угрозе со стороны демократов-«социалистов», хвастаются успехами, приглашают подписать петиции или поздравительные открытки: первой леди Мелании Трамп, вице-президенту Майку Пенсу, самому главе государства.

Такие письма нужны не только для мобилизации сторонников, но и для сбора информации. Отслеживая, на какие темы реагируют получатели (о социалистах, о здравоохранении, о ситуации на границе), республиканцы составляют представление о предпочтениях и чаяниях избирателей. Даже комично выглядящий опрос, где «наркобароны» и «преступники» – это две разные угрозы, нужен, чтобы определить, какие именно слова Трампу лучше почаще использовать в своих речах.

Повышение профессионализма кампании президента неслучайно: в 2016 году он баллотировался как аутсайдер, бросил вызов истеблишменту не только демократическому, но и республиканскому. Десятки видных республиканцев пытались не допустить его выдвижения от партии. Сейчас ситуация совсем другая: за два года правления Трампа почти все левые и правые уклоны в партии были ликвидированы, республиканцы сплотились вокруг президента.

В распоряжение Трампа перешли огромные ресурсы Национального комитета партии с аналитиками, штатом работников и офисами по всей стране. Там учат правильной агитации, сбору денег, работе со статистикой и коммуникации, причем в каждом штате учитывается местная специфика.

На переизбрание Трампа уже собрано больше $80 млн. Для сравнения: Нацкомитет демократов начал год с бюджетным дефицитом, и с января 2017 года смог привлечь на $173 млн меньше, чем республиканский.

Впрочем, очевидно, что в отличие от обычного порядка партийный штаб и нацкомитет не будут генерировать для Трампа тезисы и конкретные положения программы. Скорее их роль – давать ему советы, подстраиваться под импульсивного и непредсказуемого главу государства, сглаживая острые углы, и пытаться внести хоть какой-то порядок в хаотичные выступления президента.

Демлагеря

Конечно, кампания Трампа не будет безоблачной. Его феноменальная несдержанность создаст ему еще немало проблем – взять хотя бы недавно всплывшее заявление, что он принял бы компромат на политических противников от иностранных лидеров. К тому же против Трампа сейчас ведется минимум 15 расследований: под подозрением и его комитет по инаугурации, и компания Trump Organization, и распущенный уже фонд его имени, и даже отель – там якобы нанимали на работу нелегалов. Спецкомиссия прокурора Мюллера завершила работу, но демократы в Конгрессе продолжают изучать возможные попытки Трампа злоупотребить властью.

Однако сторонники президента давно привыкли к этим сюжетам, для них это не более чем очередное доказательство того, что «болото», которое Трамп пришел разогнать, не оставляет попыток свалить популярного в народе президента с помощью закулисных махинаций. Поэтому у демократов вряд ли получится выиграть выборы на одном негативе, для победы им необходим яркий лидер, а с этим в партии большие проблемы. 

Среди демократов пока не видно явного фаворита на партийную номинацию – во многом потому, что сама Демократическая партия так до конца и не оправилась от поражения 2016 года и, несмотря на неплохие результаты на промежуточных выборах 2018-го, по-прежнему не может найти свое лицо.

Претендентов-демократов можно разделить на два лагеря: в первом – «традиционный» тяжеловес, бывший вице-президент Джо Байден. Во втором – новая, гораздо более левая и радикальная социалистическая братия: сенатор от Вермонта Берни Сандерс и сенатор от Массачусетса Элизабет Уоррен. Пока, судя по опросам, на первом месте среди демократов с большим отрывом находится Байден: этому есть несколько объяснений.

Во-первых, он представитель традиционного демократического истеблишмента. От него не ждут радикальных изменений типа всеобщей государственной медстраховки или полного перевода экономики на зеленые рельсы, к чему значительная часть демократов пока не готова. Во-вторых, он хорошо известен и частично наследует популярность Барака Обамы. В-третьих, Байдена лучше всего из демократов воспринимает белый рабочий класс – важная часть электората Трампа.

Но у Байдена хватает и проблем. Он не просто мужчина, а белый мужчина – для прогрессивных сторонников Демпартии, желающих коренных преобразований, это скорее минус. Тут  сложилась противоречивая ситуация: в опросе демократов о гипотетических кандидатах характеристики «белый» и «мужчина» отрицательно влияют на общий рейтинг, однако Байден и Сандерс все равно остаются самыми популярными претендентами на выдвижение от Демпартии. Налицо нереализованный запрос демократов на политиков, которые отличаются от нынешних не только идеологически, но и внешне.

Кроме того, Байден очень давно в политике, поэтому чрезвычайно уязвим для того типа атак, которые Трамп использовал против Хиллари Клинтон в 2016 году. Байден голосовал за войну в Ираке, поддерживал тесную связь с банками, одобрял законы, которые привели к массовому увеличению числа заключенных. 

Вдобавок бывшего вице-президента несколько раз обвиняли в домогательствах и ненадлежащем поведении по отношению к женщинам. Для сторонников Трампа подобные обвинения мало что значат, но с демократами такой фокус не проходит. И самое главное: опытный Байден – часть того самого «болота», коррумпированного истеблишмента, который Трамп одолел во время прошлых выборов.

Во втором лагере – демократические социалисты Сандерс и Уоррен. У них тоже хватает проблем: их смелые идеи находят поддержку у наиболее рьяных молодых (и преимущественно цветных) избирателей, но не большинства традиционных демократов. Об этом свидетельствуют и опросы: Байдена поддерживают 32% опрошенных, Сандерса – 15,8%, Уоррен – 11,2%.

Сложив их результаты, легко убедиться, что Демократическая партия по-прежнему расколота. В 2016 году активное меньшинство, поддержавшее Сандерса, было настолько недовольно выдвижением Клинтон, что на общих выборах частично поддержало Трампа. Именно этот раскол во многом привел к победе республиканца и к потере Демократической партией своего лица.

Аргументы железные и не очень

Сейчас внутрипартийный раскол может обойтись демократам еще дороже, потому что, в отличие от 2016 года, теперь президенту Трампу есть что предъявить избирателям. Во-первых, он искренне считает себя миротворцем, который позволил США и всему миру избежать ядерной войны с Северной Кореей. Масштаб действительного умиротворения Пхеньяна можно обсуждать, но факт остается фактом: лидеры двух стран обмениваются «прекрасными» письмами, а не ракетными залпами.

Во-вторых, отчет спецкомиссии прокурора Роберта Мюллера все-таки не доказал сговора Трампа с Россией и попыток помешать правосудию. На этом фоне все еще звучащие призывы к импичменту со стороны части демократов действительно выглядят «охотой на ведьм» и вряд ли вызовут понимание консервативных избирателей.

Наконец, важнейший аргумент, который не могут игнорировать даже демократы, – впечатляющие успехи в экономике. Уровень безработицы в США – важнейший для американцев показатель – упал до 3,6%, это самый низкий показатель почти за 50 лет. Доходы растут, как и уверенность потребителей в стабильности ситуации, а фондовый рынок бьет рекорд за рекордом. 70% американцев согласны, что экономика страны в хорошем состоянии, а более половины уверены, что Трамп умело ею управляет.

Есть у Трампа и достижения, приятные его самым преданным избирателям. По сути, он выполнил свои основные предвыборные обещания: на границе с Мексикой возводится новое заграждение, налоговая реформа проведена и приносит плоды, в суды на всех уровнях назначено более сотни юристов-консерваторов, а «несправедливые» торговые сделки разорваны.

Ситуацию нельзя назвать идеальной: над экономическими достижениями Трампа нависла угроза из-за развязанной им торговой войны с Китаем, которую более шестисот представителей бизнеса уже потребовали прекратить. Кроме того, последний саммит с Ким Чен Ыном закончился безрезультатно, а давление, вынудившее КНДР пойти на переговоры, пока не сработало с Ираном.

Но угрозы пока не реализованы, а достижения очевидны. Интересно рассмотреть и причины, по которым многие американцы негативно оценивают деятельность Трампа: самыми популярными стали ответы вроде «лжец», «расист», «ведет себя не по-президентски» и «не умеет работать». То есть многих избирателей отвращает от президента его стиль поведения, а не то, что конкретно он делает.

Будущее Белого дома

Сегодня у демократов пока нет четкого ответа, как противостоять Трампу, победу которого предсказывают 54% американцев. Они, безусловно, учли свои ошибки и постараются сплотиться после праймериз. Но пока неясно, смогут ли более радикальные и молодые демократы смириться с очередным «традиционным кандидатом», а умеренные – принять чуждого им левака.

Что касается самого Трампа, то он большое внимание уделяет критике социализма и тех бед, что он якобы приносит – для него Сандерс или Уоррен будут более удобными противниками. Байден уже был у власти и 90%-ных налогов не ввел. Но неясно, как Байден в случае победы на праймериз выдержит шквал личных атак со стороны Трампа и сможет ли он не повторить судьбу Хиллари Клинтон, растерявшей к выборам всю свою былую популярность.

Пока социология не на стороне действующего президента: по опросам, он проигрывает и Байдену (8,7%), и Сандерсу (6,2%), и Уоррен (3,2%) и идет вровень с другими демократическими аутсайдерами. Но 2016 год научил: верить в прогнозы, особенно сделанные настолько заранее, бессмысленно. В прошлый раз за те же самые 500 дней до выборов наиболее вероятным кандидатом от республиканцев считался подзабытый ныне Джеб Буш, а в случае выбора между Клинтон и Трампом бывшая первая леди должна была победить с результатом 59% против 34%. Но на деле вышло иначе.

следующего автора:
  • Алексей Наумов