Девятого декабря исполнительный комитет Всемирного антидопингового агентства (WADA) собрался на внеочередное заседание. Было анонсировано обсуждение сразу нескольких тем, но фактически повестка дня состояла из одного вопроса – российского. В этот день в Лозанне решалась судьба отечественного профессионального спорта. В очередной раз – и явно не в последний.

Бесконечный тупик

История запутанных взаимоотношений российского спортивного мира со Всемирным антидопинговым агентством продолжается так долго, что у редакторов русскоязычных медиа уже иссякли каламбуры с аббревиатурой WADA: «Восставшие из ВАДА», «Блок ВАДА», «Из ВАДА в ад» и т.д. Из историй, которые скрываются за этими заголовками, можно сложить сценарий для сериала в жанре процедурал – такого, где в каждой серии раскрывается новое дело, но при этом еще и присутствует длинный сюжетный ход, растянутый на целый телевизионный сезон. При этом схема такого «сезона» повторяется из года в год, а обмен репликами и действиями сторон происходит в режиме пинг-понга: спортивные власти России обвинены в каких-либо прегрешениях, российская сторона громко заявляет, что все обвинения клевета. Иностранные СМИ или созданные после начала скандала комиссии по расследованию публикуют улики (показания свидетелей, данные переписки, финансовые документы, заключения экспертов), российские – громко кричат о заговоре, депутаты Госдумы делают жесткие заявления.

Наконец, международные спортивные организации, утомленные этим перетягиванием каната, заявляют о санкциях против российских спортсменов – не допускают их к международным соревнованиям, аннулируют подозрительные результаты и т.д., и уже на этом этапе российские спортивные функционеры применяют примирительную тактику: увольняют чиновников, посылают в Лозанну и Женеву делегации для переговоров и всячески демонстрируют готовность к компромиссам. Все завершается созданием очередной дорожной карты по восстановлению нормального положения вещей и переводом дискуссии в непубличное пространство тихих кабинетов. В этот момент российские чиновники, уверенные в том, что вопрос практически решен, совершают новый прокол, и все начинается по новой.

Первый сезон, сюжет которого разворачивался по этой схеме, мы увидели пять лет назад. Тогда все началось с фильма немецкого журналиста Хайо Зеппельта «Тайны допинга: Как Россия создает своих победителей» («Geheimsache Doping: Wie Russland seine Sieger macht»). Зеппельт нашел российских атлетов, которые заявили, что в России существует система прикрытия ведущих спортсменов, чьи допинг-пробы подменяются на чистые, а функционеры спортивных федераций берут взятки за то, что в базу данных Российского антидопингового агентства (РУСАДА) вносятся нужные результаты допинг-контроля. Российская спортивная общественность возмущалась, международная легкоатлетическая федерация начала расследование, по итогам которого РУСАДА и Всероссийская федерация легкой атлетики были лишены аккредитаций. Все завершилось сменой руководства в РУСАДА и федерации легкой атлетики и началом переговоров по восстановлению прав российских легкоатлетов.

Потом случился второй сезон – новые информаторы рассказали следователям WADA, что система поддержки допинга курировалась высшим руководством Министерства спорта Российской Федерации, финансировалась из бюджета и работала даже во время зимних Олимпийских игр в Сочи в 2014 году. И весь цикл повторился, только санкции на этот раз коснулись не одних легкоатлетов. Жертвовать пришлось целым заместителем министра – в отставку отправили Юрия Нагорных, который отвечал в Минспорта за подготовку к Сочи.

Затем были доклады двух независимых комиссий, исследовавших показания свидетелей, которые выдвигали обвинения против России в господдержке допинговых программ. С каждым новым циклом «обвинение – отрицание вины – переговоры» спортивные санкции становились все жестче. В конце концов потребовалось вмешательство президента, чтобы спасти запланированный на 2018 год футбольный чемпионат мира в России. Ради этой цели пришлось пожертвовать и летней Олимпиадой-2016 в Рио (туда не пустили наши сборные сразу по нескольким видам спорта, в том числе практически всех легкоатлетов), и зимними Играми-2018 в Пхенчхане (российские спортсмены выступали в неполном составе и без национальной символики). Пожертвовать пришлось даже целым министром спорта – Виталию Мутко пришлось оставить все свои спортивные посты (пусть даже эта отставка и была обставлена как повышение до вице-премьера, курирующего строительство и ЖКХ). Но главная цель все же была достигнута – футбольный чемпионат у России никто не отобрал, и новых санкций удалось избежать.

Даже наоборот: долгое и аккуратное обхаживание самых серьезных фигур международной спортивной бюрократии наконец начало давать результат. Осенью 2018 года в WADA даже случился из-за этого небольшой внутренний скандал: знаменитая в прошлом канадская лыжница Бекки Скотт, входящая в состав исполкома антидопингового агентства, обвинила руководство WADA в излишней снисходительности к России. На что глава агентства Крейг Риди ответил, что для его организации важна не только нетерпимость к допингу, но и «способность к компромиссу» и готовность делать «шаги навстречу» тем, кто исправляет прошлые грехи. В таком духе о российских спортивных властях никто публично не отзывался с 2014 года – неудивительно, что новый министр спорта РФ Павел Колобков уверенно рассуждал, что все худшее позади, а на Олимпийские игры 2020 года Россия сможет послать полноценную команду с флагом и гимном.

Кража со взломом

К концу 2018 года в дорожной карте по восстановлению статуса РУСАДА из 31 критерия было выполнено 29. Оставалось лишь два. Первый – передача базы данных Московской антидопинговой лаборатории инспекторам WADA: агентство собиралось сравнить эти данные с той версией базы, которую предоставил информатор WADA Григорий Родченков, уехавший в США. Второй – официальное признание выводов комиссии Макларена (той самой, которая заявила о наличии господдержки допинга в России).

Вопрос с признанием в конце концов свелся к поиску формулировки, которая была бы приемлема для всех: Россия отказалась признавать наличие государственной политики по поддержке допинга в спорте, но устами министра Колобкова согласилась, что отдельные недобросовестные чиновники могли допускать ошибки. Политиков из WADA это устроило, и оставалось только разобраться с базой данных.

Инспекторы Всемирного антидопингового агентства прибыли в Москву в декабре 2018 года. Но скопировать базу данных им не позволили, сославшись на то, что представители WADA используют несертифицированное в России оборудование. После нескольких недель энергичной переписки Всемирное антидопинговое агентство 10 января 2019 года прислало вторую группу инспекторов, которые все же скопировали базу данных. Когда рождественские и новогодние каникулы завершились, а специалисты WADA принялись изучать привезенную базу, обнаружилось, что в ней не хватает около 20 тысяч файлов. Причем, по версии агентства, все они были удалены в период с 1 по 9 января 2019 года.

В течение девяти месяцев об этом не было известно – агентство вело собственное расследование. А потом взорвалась информационная бомба: в сентябре WADA направило официальное письмо в Министерство спорта, в котором дало три недели на подготовку удовлетворительных объяснений случившегося.

25 ноября Комитет WADA по соответствию (структура, оценивающая соответствие организаций и стран действующему Всемирному антидопинговому кодексу) объявил, что завершил изучение объяснений российской стороны по поводу взлома базы данных антидопинговой лаборатории. Объяснения признаны неудовлетворительными, и комитет составил список рекомендаций для исполкома WADA. В списке есть рекомендации отстранить сборные России от участия в международных стартах (в том числе в Олимпийских играх) и допускать только отдельных атлетов, доказавших свою чистоту, запретить российским официальным лицам посещать международные соревнования, запретить проведение международных соревнований на территории России – и еще несколько менее ярких пунктов. Все эти рекомендации должен рассмотреть исполком WADA, назначенный на 9 декабря.

Новый сезон

Как оказалось, несмотря на полную смену всего руководства российским спортом, на новые обвинения система по-прежнему реагирует по старым шаблонам. Министр спорта Колобков сразу же отчеканил через государственное агентство ТАСС: «Так называемых манипуляций там не было. Это наша позиция». И пояснил, что все изменения в базе носят технический характер.

Телеканал НТВ оперативно выпустил собственное расследование, в котором утверждается, что все изменения в базе данных вносил перебежчик Родченков и его сообщники – они делали это удаленно из США. Попутно телеканал сообщил, что в базе осталась переписка Родченкова, в которой он обсуждает, как брать со спортсменов взятки за подмену их допинг-проб (эксперты WADA уже прокомментировали это утверждение, заявив, что переписка поддельная и вставлена в базу перед ее передачей).

Глава Олимпийского комитета России Станислав Поздняков собрал журналистов, чтобы сообщить, что никаких санкций по отношению к российским спортсменам быть не может и не будет. А если будут, то комитет их оспорит законными методами.

Сразу в нескольких медиа выступили эксперты, готовившие ответ для WADA, которые уверенно пояснили, что база, во-первых, не взломана, а во-вторых, если и взломана, то точно не нами. А все доказательства противного не стоят выеденного яйца.

В общем, если сюжет нынешнего сезона сериала «допинг в России» будет и дальше развиваться по шаблону предыдущих, то нам еще предстоит некоторое время пребывать в стадии отрицания вины. И только после того, как станет ясно, что это самое отрицание ничего не приносит, начнутся переговоры о форме признания вины и оргвыводы.

Враждебное окружение

Упорство, с которым российская сторона снова и снова наступает на одни и те же грабли, многих озадачивает. Трудно понять, почему одни и те же люди и структуры прилагают массу усилий для того, чтобы вернуться в олимпийское движение – и в то же время так глупо подставляются, совершая новые ошибки. Автор The New York Times даже предположил, что причина такого нелогичного поведения была в желании скрыть положительные допинг-пробы чемпионов прошлых лет, ставших сейчас в России политиками или крупными чиновниками (например, чемпионами Олимпиад были и Колобков, и Поздняков – оба бывшие фехтовальщики).

При всем остроумии такой версии поверить в нее решительно невозможно – во всяком случае, если смотреть на ситуацию из России. В российской политической системе ни спортивное министерство, ни тем более общественная организация (какой официально является Олимпийский комитет России) не обладают ни властью, ни влиянием для проведения спецопераций вроде взлома базы данных. Кроме того, именно в Минспорта и Олимпийском комитете работают люди, которым по определению положено понимать разницу между правилами, по которым живет большая политика и политика спортивная.

В большинстве сфер, где российским властям приходится взаимодействовать с представителями других стран или международных организаций, не существует механизма быстрого и эффективного воздействия на страну, нарушающую принятые договоренности. Можно вводить экономические санкции против России, приостанавливать ее членство в Парламентской ассамблее Совета Европы или других подобных организациях. Можно даже преследовать активы конкретных представителей российской элиты. Но в «большом» мире нет механизма, способного отправить целую страну обратно за железный занавес, если сама она этого не захочет.

А в спорте такой механизм есть. Есть общий Всемирный антидопинговый кодекс, который подписали практически все страны и спортивные федерации. И в этом кодексе прописана четкая процедура: если антидопинговое агентство страны признается несоответствующим кодексу, то страна исключается из соревнований. А потом долго исправляется и доказывает свою новообретенную чистоту.

И для того чтобы убрать из Олимпиад даже такую огромную страну, как Россия, достаточно решения всего 12 человек, которые собираются 9 декабря на заседании исполкома Всемирного антидопингового агентства. У них нет особых резонов «принимать во внимание» или «отнестись с пониманием» – они уже пять лет наблюдают повтор одного и того же сюжета. Россия – не системообразующий элемент экономики мирового спорта. Россия не обладает главной телеаудиторией. Россия – не страна самых ярких спортивных звезд (на условного Овечкина легче смотреть в НХЛ, чем на Олимпиадах). Превратить спортивную Россию в ничто можно минут за двадцать. То, что этого не понимали люди, принимавшие решение «улучшить» базу данных Московской антидопинговой лаборатории, самая большая беда российского спорта.

Членам исполкома WADA ничто не мешает проявить принципиальность. И если они проголосуют за принятие рекомендаций Комитета по соответствию, то уже в августе в Токио, а через два года зимой в Пекине на открытии Олимпийских игр снова не будет российского флага. Многомиллионные вложения в профессиональный спорт окажутся потраченными впустую, социологи не зафиксируют привычного для олимпийских месяцев прилива патриотических чувств. А еще кто-то должен будет доложить президенту Путину, что обещанное восстановление отношений с МОК и WADA снова сорвалось. И что ему запрещено посещать олимпийские соревнования. Руководителям российского спорта можно посочувствовать.

следующего автора:
  • Евгений Зуенко