Среднеазиатская стабильность

15.11.2018

Соперничество за «Талибан». Зачем Россия мирит афганцев

Ни Россия, ни США в Афганистане не пользуются доверием обеих сторон конфликта, поэтому результаты их попыток урегулировать конфликт напоминают механизмы, в которых не хватает важных деталей. На торжественный запуск новых форматов приглашают побольше солидных персон, но в итоге выясняется, что аппарат тарахтит, дымится, но не выполняет поставленную задачу
11.10.2018

Диджей, Рэмбо и отец туркмен. Зачем нужны забавные ролики о президенте Туркмении

Руководству Туркмении стало нечего предложить людям. Раньше телевизионная пропаганда показывала визиты высоких иностранных гостей, инвесторов, переговоры с международными энергетическими компаниями. Но теперь ничего такого в Туркмении не происходит. Позитивным контентом остаются только развлечения президента, который единственный в этой системе может получить все, что пожелает
28.09.2018

Видимость люстрации. Зачем власти Узбекистана начали массовые чистки силовиков

Все понимают, что речь идет не о гуманизации силовых структур Узбекистана – новая власть опирается на ту же старую систему принуждения, только теперь Генпрокуратура превращается в главный контролирующий орган страны. Руководству и сотрудникам СГБ в этой ситуации ничего не остается, как попытаться доказать президенту и его окружению, что их еще рано списывать со счетов. И в этой борьбе двух силовых ведомств укрепление личной власти президента явно имеет приоритет над интересами общества
6.09.2018

Реформа культа. Почему в Узбекистане запретили упоминать Каримова

С новым жанром критической оценки Каримова быстро освоились те же самые журналисты, которые еще несколько лет назад были самыми преданными глашатаями его режима. Но теперь вне всякой критики только Мирзиёев
6.09.2018

Зачем Россия зазывает в Москву «Талибан»

О чем можно договариваться в условиях, когда Россия не имеет реальных рычагов влияния на обе афганские стороны, чтобы принудить их к миру? Для начала талибам можно пообещать вычеркнуть их из списка запрещенных в России организаций. В ответ они могут дать гарантии, что их военные операции не будут угрожать безопасности стран Центральной Азии. А в перспективе талибы должны еще активнее бороться с ИГИЛ в Афганистане. Такое их решение вполне отвечало бы интересам Москвы и ее партнеров в регионе
15.08.2018

Конституция Каспия. О чем договорились пять каспийских стран в Актау

Однозначно назвать какую-то сторону выигравшей или проигравшей при разделе Каспия невозможно. С точки зрения принципов делимитации главными бенефициарами стали Казахстан и Азербайджан. Зато острая проблема региональной безопасности на море решена с максимальным учетом интересов Москвы и Тегерана
15.08.2018

Дораспад СССР. Что изменит раздел Каспия

Для России, равно как и для Ирана, газовые вопросы сейчас отступили на второй план, а главными стали соображения безопасности. Обе страны стремятся прежде всего не допустить присутствия в Каспийском море внерегиональных структур, особенно военных. Речь идет, и это не скрывается, главным образом о США
14.08.2018

Геополитика на фарси. Почему Иран стал главным врагом Таджикистана

Таджики для иранцев единственные на всем свете родственники. Языки друг друга эти народы понимают почти без подготовки. Но в отношения двух стран вмешались вроде бы совсем далекие вопросы, типа борьбы за сферы влияния на Ближнем Востоке и иранской ядерной программы
31.07.2018

Разочарованные в умме. Почему Центральная Азия отказалась от сближения с исламским миром

Переживания на тему цивилизационного выбора в пользу пантюркизма или исламских ценностей перестали быть значимым фактором во внешней политике стран Центральной Азии. Им на смену пришел чистый прагматизм. Политические элиты региона прежде всего заинтересованы в структурной перестройке своих экономик, в получении инвестиций – особенно технологических и в развитие человеческого капитала. Они понимают, что исламские страны мало чем могут помочь в этой области, поэтому стараются дистанцироваться от Ближнего Востока и его конфликтов
26.03.2018

Регион общих целей. Как Россия и ЕС могут сотрудничать в Центральной Азии

В Центральной Азии ЕС не напирает на «цивилизационный выбор» и не пытается привлекать государства региона в свои интеграционные проекты. Сами центральноазиатские государства тоже стали намного выше ценить предсказуемую и многовекторную внешнюю политику, чем рискованные попытки поиграть на противоречиях великих держав. При таких незначительных противоречиях и близких целях Москва и Брюссель могли бы гораздо эффективнее выстраивать сотрудничество в Центральной Азии, дополняя друг друга
Пожалуйста, обратите внимание

Вы покидаете сайт Центра мировой политики Карнеги-Цинхуа и переходите на сайт Московского Центра Карнеги.

请注意...

你将离开清华—卡内基中心网站,进入卡内基其他全球中心的网站。