Среднеазиатская стабильность

22.10.2020

Между национализмом и криминалом. Кого привела к власти революция в Киргизии

Стремительный взлет Садыра Жапарова строился на удачном сочетании двух политических активов: популярной радикальной риторики и связей с влиятельными людьми. Но долго совмещать их вряд ли возможно – чем-то одним придется пожертвовать
13.10.2020

Пятые, но тихие. Почему президент Таджикистана легко переизбирается даже в кризис

Однако ожидать чего-то похожего на белорусские протесты и уж тем более на киргизский переворот в Таджикистане не приходится. За десятилетия правления Рахмон методично собрал в своих руках всю власть в стране, назначая на важные должности своих родственников и жестко пресекая любые намеки на оппозицию
6.10.2020

Октябрьский переворот. Кто кого свергает в Киргизии

Нынешняя ситуация во многом похожа на предыдущие две революции, но есть и отличия. Одно из главных – нежелание мировых и региональных держав вмешиваться в киргизские события
24.09.2020

Преобразование страны или имиджа. Смог ли Мирзиёев изменить Узбекистан

Самые одиозные вопросы, за которые больше всего критиковали Каримова, Мирзиёев уже решил. Но теперь его ждут проблемы, возникшие уже при нем. Выдавать символические послабления за реальные реформы с каждым годом будет сложнее
8.07.2020

От Тбилиси до Бишкека: как борются с коронавирусом в Закавказье и Центральной Азии

Коронавирус не обошел стороной Закавказье и Центральную Азию. Однако некоторые страны этого огромного региона, судя по всему, справляются с социальными, экономическими и политическими последствиями пандемии лучше других
25.03.2020

На пути к Pax Sinica: что несет Центральной Азии экспансия Китая

Рост китайского влияния в странах Центральной Азии и его распространение с экономики на другие сферы вызывает отторжение и беспокойство и внутри, и вне региона. Чем активнее Пекин станет расширять там свое влияние, тем сильнее будет сопротивление
30.01.2020

Евразийский зритель. Будет ли Узбекистан вступать в ЕАЭС

Сейчас вступление в ЕАЭС для Узбекистана действительно выглядит решением, которое лучше оставить на потом, пока не станет ясно, сможет ли страна с приемлемыми затратами подготовить для этого свою экономику. А статус наблюдателя, да еще и преподнесенный как решение парламента, – способ хоть как-то избежать раздражения Кремля
23.12.2019

Либерализация в рамках. Что парламентские выборы в Узбекистане говорят о реформах Мирзиёева

Соревнования между пропрезидентскими партиями – это еще не показатель реальной либерализации режима. Партии активно критиковали друг друга, но в адрес правительства звучали только осторожные замечания. Независимо от партийной принадлежности политики списывали все проблемы на решения «предыдущих 25 лет», единогласно поддерживали курс нынешнего руководства и даже не пытались ему оппонировать
4.12.2019

Саммит без России. Сможет ли Ташкент объединить Центральную Азию

Усилия Узбекистана помогли добиться того, что нынешний ташкентский саммит, в отличие от большинства подобных встреч, был лишен конфронтационных настроений и взаимной отчужденности. Но саммит без России еще не означает, что Центральная Азия хочет куда-то уйти в геополитическом смысле, скорее – просто заняться собой
28.10.2019

Антикитайская осень. Почему власти Казахстана не справляются с протестами против Китая

Китай всегда считался удобным партнером для стран Центральной Азии, потому что в обмен на свои вложения не требовал практически ничего. Однако в отличие от стран Запада, которые предварительно проговаривают условия сотрудничества, с Китаем существуют негласные правила. Среди них – табу на признание проблем в отношениях
Пожалуйста, обратите внимание

Вы покидаете сайт Центра мировой политики Карнеги-Цинхуа и переходите на сайт Московского Центра Карнеги.

请注意...

你将离开清华—卡内基中心网站,进入卡内基其他全球中心的网站。