Путиноведение

31.08.2020

Внутренняя геополитика. Белорусский протест и российский транзит

Завершается окончательная геополитизация любого внутриполитического действия. Она упрощает любое неприятное решение. Например, выборы – не внутренний вопрос о власти, не обратная связь между населением и правительством, а акт внешнеполитической обороны
20.08.2020

Не просто премьер. Почему турне Мишустина похоже на предвыборное

Мишустин любит публичность, но если бы президент оставался активной фигурой, а не отсутствующим арбитром, активность главы правительства все равно оказалась бы в тени пиара Путина. Но первый человек во власти все меньше появляется в публичной повестке, поэтому самым заметным автоматически становится второй
29.07.2020

Другое большинство. Как в Хабаровске проверяют популярность Путина

Обновленный прямой народный мандат подталкивают Кремль к действиям с высоты прежней популярности, когда в стране есть одно большинство, и оно путинское. В результате оформился первый серьезный конфликт не с антипутинским меньшинством, а с непутинским – в случае Хабаровска региональным фургаловским большинством, – которое раньше было или могло быть частью путинского. Он вполне может стать модельным: вскоре мы увидим пределы гибкости Кремля и болевого порога протестующих
24.07.2020

Перманентная революция достоинства. Почему отменяется русский конец истории

Существуют пределы улучшения системы изнутри без изменения политической рамки и удаления пышного, как сталинская архитектура, идеологического орнамента. И это очевидный вызов постплебисцитного авторитаризма
22.07.2020

Хабаровская сделка. Почему Фургала поменяли на Дегтярева?

Предлагая Дегтярева, Путин продвигает не своего губернатора, а перекладывает ответственность за тушение хабаровского пожара на ЛДПР, с которой теперь будет особый спрос
3.07.2020

Сто дней без Ватерлоо. Россия между пандемией и Конституцией

Пока все привычно толковали о новой нормальности и о мире, который не будет прежним, сама Россия вдруг нормализовалась. Пускай ненадолго, но ведь это значит, что она к такому способна
26.06.2020

Укрощение элиты. Зачем Путину референдум

Обращение за обновленным мандатом – это вызов собственному окружению, жест недоверия, непонимания и непризнания меняющейся реальности. Путин противопоставляет «нормальную работу» и «рысканье глазами» – по сути, это запрет соратникам обсуждать их собственное будущее
25.06.2020

По законам драматургии. Как предсказывать решения Путина

В государстве, где даже, по Пушкину, «не всяко слово в строку пишется», буква закона оказывается не столь значимой, как стилистика, символика, образность и самоценность формы. Поэтому методы стилистического анализа могут подтолкнуть к более точным прогнозам, чем классическая политология. Это не парадокс: ведь, как и было обещано 20 лет назад, у нас наступила диктатура законов. Законов драматургии
17.06.2020

Застигнутые в прыжке. Как пандемия сбила ход трансформации российского режима

Возникает интересная ситуация, когда разрушить старые институты у Путина хватило времени и сил, а вот на создание новых ни сил, ни легитимности уже нет. Новую систему теперь некому строить сверху, она будет вырастать снизу из того, что имеется
4.06.2020

Кризис-2020 и пять новых свойств российского режима

Когда-то популярное выражение «путинский курс» вышло из употребления. Подразумевая некое целостное видение будущего, оно исчезло, как только Путин стал заложником прошлого. Путин пришел к некоей финальной точке, откуда двигаться просто некуда. Оппозиция скажет, это тупик. Президент ответит, это наведенный порядок. Но в любом случае власть уперлась в потолок собственных достижений
Пожалуйста, обратите внимание

Вы покидаете сайт Центра мировой политики Карнеги-Цинхуа и переходите на сайт Московского Центра Карнеги.

请注意...

你将离开清华—卡内基中心网站,进入卡内基其他全球中心的网站。