Прекрасный мир единой Европы находится под угрозой, и дело не ограничивается кризисом еврозоны и проблемами Греции. Хотя правительства не могут позволить себе отказаться от европейской общности, граждане все громче заявляют о том, что не желают жертвовать собственным благополучием во имя призрачной европейской солидарности. Уже не только оппозиция, но и политики истеблишмента отказываются от провозглашенных ранее ценностей, и прямо на наших глазах рушится идея Европы без границ. Авторы нынешнего номера Pro et Contra пишут о кризисе Евросоюза и предлагают варианты преобразования Европы.

От редактора

Кризис европейского единства

Парадокс европейской демократии
Иван Крастев
«Европа переживает не финансово-экономический, а гораздо более глубокий, социально-политический кризис, финансово-экономические проявления которого — лишь симптом. И этот глубокий кризис возник не только из-за дефицита демократии в отношениях между Центром Европейского союза и его частями и не потому, что нынешние европейские лидеры менее преданы идее подлинно федеративного союза, чем их предшественники. Он возник в результате совокупности серьезных трансформаций, которые претерпели самые что ни на есть либерально-демократические режимы в Европе».

Как реорганизовать Европу
Марк Леонард
«По мере того как нарастает кризис евро и звучат предложения о более масштабной европейской деятельности, интерес к обретению демократического мандата возобновляется. Люди призывают к укреплению всех трех традиционных каналов демократического участия: общеевропейских выборов, референдумов и возможности неучастия на уровне государств (opt-outs). Но отнюдь не очевидно, что какой-либо из этих каналов обязательно обеспечит Евросоюзу необходимую легитимность. И каждый из них, как это ни парадоксально, может сделать Европу еще менее управляемой».

Великая трансатлантическая сделка
Ян Техау
«Позволив европейцам не заботиться о собственной обороне, трансатлантический пакт породил в европейских столицах интеллектуальную лень и политическое благодушие, которые препятствовали формированию чувства ответственности за жизнь и смерть людей и даже за собственное существование. До сих пор европейцы строят свою оборонную политику так, будто субсидии Америки в области безопасности — в форме гарантий в рамках НАТО и расширенного ядерного сдерживания — это бесплатно и навсегда».

Коллективная память — одна из опор ЕС?
Алексей Миллер
«Сегодня большинство стран зоны евро испытывают серьезные финансовые трудности, а Германия предъявляет им все более жесткие требования. Берлин сменил роль локомотива европейского поезда, исправно тянувшего все вагоны к станции экономического процветания, на роль жесткого немецкого мастера, смотрящего с плохо скрываемым раздражением на нерадивых и живущих не по средствам работников. Совсем не трудно себе представить, что будет происходить в этой ситуации с европейской коллективной исторической памятью. Все негативные стереотипы, связанные с Германией, оживут с новой силой».

Еврогосударство и интеграт Европа
Александр Кустарёв
«В центре общественно-политической полемики по поводу будущего Евросоюза упорно сохраняется понятие “государство” и обсуждается вопрос: станет Европа укрупненным еврогосударством или нет? Евроскептики считают, что ЕС превращается в единое государство если не унитарное, то уж во всяком случае федеративное, чего, по их мнению, нельзя допустить. Еврофилы, наоборот, считают, что превращение евроинтеграта в еврогосударство желательно, и пытаются и дальше расширять компетенцию агентур евросуверенитета».

Европа, которую мы еще не видели
Фёдор Лукьянов
«Классическая Европа остается тем, кто столетиями взаимодействовал и боролся на этой территории. Треугольник Москва — Берлин — Анкара (отношения Германии и Турции как двух политико-экономических лидеров на европейском пространстве цементируются наличием в Германии четырех миллионов жителей турецкого происхождения; более полутора миллионов из них — турецкие граждане) может стать новой необычной конфигурацией, которая будет играть важную роль в политике России и влиять на ход событий во всей Европе».

Статьи

Уроки 1989 года
Лукан Уэй
«Живучесть авторитаризма определяется более важными факторами, чем простое желание диктатора оставаться у власти. Чаще всего диктаторы отдают власть не потому, что они этого хотят, а потому, что их к этому принуждают их главные политические, экономические и военные сподвижники, решившие, что данный режим уже не стоит того, чтобы его поддерживать. Готовность элит оказать поддержку авторитарному режиму в период кризиса обычно является гораздо более важным фактором его сохранения, чем количество протестующих на улицах».

Трещины в стене
Владимир Гельман
«В результате электорального цикла 2011—2012 годов российский авторитарный режим понес ощутимые потери. Пока преждевременно говорить о полномасштабном кризисе российского авторитаризма, а тем более — о его скором падении, однако те вызовы, с которыми столкнулись власти в ходе электорального цикла 2011—2012 годов, носят системный и неустранимый характер. Но почему же эти вызовы возникли “здесь и теперь”? Как эти события могут отразиться на дальнейшей траектории развития политического режима в России?»

Египет на краю
Ясмин Эль-Рашиди
«В результате первых свободных и справедливых выборов в Египте сформировался новый парламент, в котором преобладают исламисты, что ставит под сомнение перспективы создания демократического государства, о котором так мечтали многие из тех, кто принимал участие в революции. Когда 25 января 2011 года протестующая молодежь впервые вышла на площадь Тахрир в Каире, она среди прочего требовала такого государства, которое гарантировало бы социальную справедливость, единство и равные права для всех. Прошлой зимой такая модель нового, демократического Египта казалась правдоподобной».

Рецензии

Рецензии
Екатерина Деминцева, Алексей Арбатов, Самюэль Грин