Политтехнологи и политконсультанты в своей работе выделяют особый тип политиков, который называют «сам себе технолог». Такие люди уверены, что сами отлично знают, как вести избирательную кампанию, что говорить на встречах, какие выпускать листовки и как поддерживать популярность. Они могут пригласить профессионалов, но все равно будут вмешиваться в их работу и заниматься несогласованной самодеятельностью.

Иногда «сам себе технолог» действительно талантлив, но чаще всего он совершает ошибки, которые разрушают его политическую карьеру: обижает избирателей, хотя думает, что по-простому общается с ними, предлагает людям то, что они считают ненужным, а то и вредным.

В такого «сам себе технолога», похоже, превращается Владимир Путин, который в январе 2020 года неожиданно вернулся с геополитических высот во внутреннюю российскую политику. Самое яркое тому доказательство – заседание Госдумы 10 марта, где во втором чтении принимали поправки в Конституцию.

Вместо понятной и гладкой процедуры в Думе царила суета, а главные вопросы решались в последний момент. Уже в день голосования депутат от «Единой России», космонавтка Валентина Терешкова с голоса предложила снять ограничения по президентским срокам или хотя бы обнулить сроки для Владимира Путина «по просьбам простых людей». А ее коллега по фракции борец Александр Карелин – провести досрочные выборы в Госдуму.

Через полтора часа в парламент прибыл сам президент с заготовленной речью. Он неожиданно отверг идею с досрочными выборами, хотя они казались уже решенным делом, а также отказался снимать ограничение по президентским срокам, зато согласился обнулить их для себя.

Источники в президентской администрации не раз упоминали, что окончательные решения по поводу конституционной реформы Путин принимает сам. Он же – автор самой идеи изменений. Глава государства попробовал себя в роли начальника штаба политтехнологической операции, но что-то явно пошло не так.

Принятие поправок в Конституцию, несомненно важное для Путина (не зря глава Центризбиркома Элла Памфилова назвала поправки «политическим завещанием» президента), превратилось в плохо срежиссированный спектакль с банальной развязкой в конце. Эффект изменений, поначалу смазанный, к концу и вовсе стал негативным. Вместо всенародно признанного триумфа, про обнуление теперь шутят даже аполитичные звезды эстрады, а жители провинциальных городов подписывают петиции с требованием переименовать улицы Терешковой или лишить ее звания почетного гражданина. Оказалось, что представления Путина о российской внутренней политике остались слишком далеко в прошлом, чтобы он мог успешно управлять ею сегодня. 

Хитрый план или не план

Когда Путин в последний момент, неожиданно даже для депутатов предложил обнулить себе сроки, многим показалось, что это такой хитрый план, спецоперация президента. Сначала – отвлечь внимание на разговоры о Госсовете, социалке, боге и прочем, а потом нанести стремительный и неожиданный удар с обнулением сроков. Как предполагается, удар успешный.

Такая версия имеет право на жизнь – Владимир Путин действительно всерьез занимался поправками в Конституцию (то есть редизайном системы власти) со времени подготовки послания. Вполне возможно, что все произошедшие и будущие события идут в соответствии с его планом. «Сам себе технолог» в Кремле все так и задумывал, не посвящал в детали депутатов и других фронтменов конституционной реформы, которые не раз публично заверяли, что никакого обнуления сроков не будет. Сам Путин тоже не раз и не два успел заявить, что за власть не держится, а под конец зашел с тыла.

Однако если это был хитрый план, то какой у него получился итоговый результат? К числу положительных для власти моментов можно отнести разве что отсутствие массовых протестов. Хотя, скорее всего, их не было бы и в случае, если бы президент сразу в послании предложил обнуление сроков. Судя по опросам, граждане и так сразу подозревали, что поправки в Конституцию нужны только для того, чтобы сохранить в руках Путина основные рычаги власти.

При этом сам президент постоянно подчеркивал, что за власть не держится, а старшие по принятию поправок в Госдуме и Совете Федерации Павел Крашенинников и Андрей Клишас заверяли, что никакого обнуления сроков не будет и быть не может. Теперь для граждан Путин, депутаты, «Единая Россия» – это обманщики, которые водили за нос избирателя, а потом в последний момент взяли и все переиграли, да еще и в максимально циничной форме. Получилось, что Владимир Путин держится за власть, да еще как. План, если он вообще был, завел президента-технолога куда-то не туда.

Скорее решение об обнулении сроков Владимир Путин принял в последний момент, а не запланировал еще до начала спецоперации. Не было никакого прагматического смысла проводить изменения так запутанно и нелогично, да еще и обрекая президента и власть в целом на репутационные потери. В глазах самого президента такие потери могут быть оправданы чрезвычайными обстоятельствами (саудиты распоясались, влиятельные российские группы стали слишком рано провожать на покой), но поверить, что Владимир Путин сознательно примерил на себя роль обманщика-трикстера, очень сложно.

Лишней и даже вредной в предполагаемой спецоперации по обнулению выглядит и процедура всенародного голосования по одобрению поправок. В случае редизайна политической системы она логична – расплывчатые формулировки про перераспределение полномочий и какой-то Госсовет можно замаскировать социальными пряниками, чтобы получить одобрение пакета в целом. Однако новые сроки Путина никакой социалкой не замаскируешь – теперь это станет главным вопросом на голосовании, и избиратели будут отвечать именно на него. Причем отвечать после того, как представители власти неоднократно отреклись от обнуления, будто видели в нем что-то плохое. 

Все эти нестыковки указывают на то, что поправка Терешковой не была задумана изначально, еще до январского послания. Скорее речь идет о внезапном и непоследовательном вмешательстве в процесс самого президента, который решил стать «сам себе технологом», а возразить оказалось некому.

Глава государства попробовал начать процедуру транзита – поменял правительство, спутал карты с преемниками, прописал для себя пути отхода. Слова Путина, что за власть он не держится, могли быть вполне искренними. К тому же они согласуются с заверениями Крашенинникова и Клишаса.

Однако в какой-то момент президент стал сомневаться. Скорее всего, свое слово сказали и статусные силовики, которые выступают за то, чтобы он оставался у власти, и напряженная международная обстановка – Эрдоган, саудиты, коронавирус, рухнувшие цены на нефть. В итоге более-менее логичную схему транзита сломали в последний момент, заменив ее обнулением сроков.

Времени на раскачку при подготовке нового сценария не было, поэтому он и получился таким нелепым и фальшивым – заслуженная космонавтка просит президента остаться, ссылаясь на «просьбы простых людей», а Путин тут же соглашается. Импульсивные действия на эмоциях, отход от первоначальной стратегии – тоже признаки «сам себе технолога», который хватается то за один сценарий, то за другой. Эффект тот же – политик предстает неловким плутом, а в его непоследовательности видят хитрый план и попытку обмануть.

Назад в нулевые

Раньше Владимир Путин не брал на себя роль политтехнолога – внутренней политикой занимались профильные чиновники президентской администрации, сначала Владислав Сурков, потом Вячеслав Володин и Сергей Кириенко. Президент полностью доверял им и их идеям и сам не влезал в российскую внутреннюю политику. Даже решение о присоединении Крыма хоть и подняло все возможные рейтинги, но президент принимал его в первую очередь из геополитических соображений, а не для повышения собственной популярности.

Действия Суркова, Володина и Кириенко на посту политических кураторов не всегда были удачными, но оставались довольно последовательными. В них не было такой скомканности и торопливости, как сейчас с поправками. Чиновники президентской администрации ошибались, решали тактические задачи в ущерб стратегии, но все равно действовали куда изящнее, чем получилось с обнулением сроков.

Почему Владимиру Путину так изменило политическое чутье? Во-первых, президент долгое время находился во внешнем мире, а во внутренней политике полностью полагался на кремлевских кураторов. Зачем лезть в тонкости того, что и так работает? Когда случались кризисы, он менял механика, который перезапускал механизм.

Находясь в своем хрустальном геополитическом пузыре, Путин постепенно отдалялся от российской реальности. При этом Сурков и Володин форматировали внутреннюю политику так, чтобы она не тревожила президента и не отвлекала его от международных дел. Они старались, чтобы Владимир Путин был уверен в одном – в этом вопросе все в порядке, лезть в него не надо. Политика была машинным залом корабля, куда капитану заходить совсем не обязательно и даже вредно – можно замарать белый китель и перчатки.

Кириенко достался уже начавший постукивать механизм, поэтому он сменил тактику. Внутриполитический блок сейчас больше походит не на политический штаб, а на ивент-агентство, которое развлекает (и отвлекает от политических проблем) одного клиента. Младший состав механиков прыгает со скалы и бросается под танки, разве такие не справятся с проблемами в машинном зале? В кают-компании регулярно проводятся совещания старшего и среднего комсостава в форме развивающих игр, на палубе маршируют волонтеры и «Лидеры России».

Сергей Кириенко дал клиенту то, что тот хочет, – интересный и понятный суррогат политики, который чем-то напоминает советские времена. Эта образцово-показательная система для одного зрителя тоже отдаляла президента от реальности.

Случись конституционная реформа во времена Суркова или Володина, Путин получил бы от них четкий и подробный сценарий, который они бы старались провести последовательно и несли бы ответственность за итоги. Команда Кириенко, видимо, с самого начала представила президенту лишь несколько пунктирных карт – клиент ведь хочет сам всем распоряжаться и все решать, вот пусть и решает. Посчитает, что нужны досрочные выборы в Госдуму, – мы приготовим, не захочет – и ладно. В результате части сценариев смешались между собой в нестройную линию.

Путин так и остался в середине нулевых, немного улучшенной «Лидерами России» и молодыми технократами. И страна в его восприятии осталась в тех временах. Тогда обнуление сроков с Терешковой никто не принял бы в штыки. Но на дворе 20-е – прошла пенсионная реформа, уровень жизни падает несколько лет подряд, а Путин выходит к публике на старых котурнах народного героя, хор поет старую песню.

«Моя жизнь – это трагедия», – говорит герой зрителям, а те в ответ ему выдают неприличную частушку про Терешкову. Рояль из кустов падает в оркестровую яму, из машины выскакивает не бог, а цепляющийся за власть пожилой чиновник. Федеральные телеканалы показывают происходящее в новостной прайм-тайм. Голосование по поправкам в Конституцию с социальными плюшками превращается в одобрение новых сроков Путина, и предрешенными его итоги уже не выглядят.

следующего автора:
  • Андрей Перцев