Наверное, нигде на постсоветском пространстве Китай не добился в этом году столь многого, как в Казахстане. Китайцы вышли из сырьевой зоны комфорта в своеобразную зону развития, включающую практически все сегменты казахстанской экономики. Этот прорыв объясняется не только тонким расчетом пекинских стратегов или талантами казахстанских переговорщиков, но и объективным совпадением экономических интересов двух стран.

На первый взгляд дела в экономическом сотрудничестве Казахстана и Китая идут не особо впечатляюще. Товарооборот между двумя странами в 2014 году составил $17,2 млрд – падение почти на четверть по сравнению с предыдущим, 2013 годом. В этом году можно ожидать столь же низких цифр. Но у этих тенденций есть простое объяснение. Сокращение товарооборота в долларовом выражении происходит из-за обвала сырьевых цен и девальвации тенге.

Однако именно экономические трудности заставляют Астану и Пекин активнее двигаться навстречу друг другу. Особенно это справедливо для Казахстана. Несколько скачков девальвации национальной валюты, обесценившие тенге на 30%, начавшиеся увольнения и сокращения, а самое главное – снижение бюджетных доходов из-за падения цен на нефть заставили даже президента Назарбаева объявить о наступающем небывалом кризисе.

Соответственно, это заставляет Астану добиваться как можно более широкого доступа для своих товаров на китайский рынок и как можно больших инвестиций от Китая. Других внешних драйверов для роста экономики Казахстана пока не видно: Россия находится в экономическом кризисе, а Запад не испытывает интереса к Центральной Азии, особенно на фоне низких сырьевых цен.

Впрочем, в отношениях с Казахстаном крайне заинтересован и Китай, также переживающий замедление экономики (рост ВВП ожидается на уровне 7% вместо 10,5% в среднем в 2000–2010 годах). Интерес китайцев к Казахстану связан в первую очередь с продвижением проекта Экономического пояса Шелкового пути, а во вторую – с созданием Евразийского экономического союза. Если хотя бы часть из тех проектов, которые обсуждаются сейчас двумя государствами, будет реализована, то позиции Китая не только в казахстанской экономике, но и в других сферах жизни страны многократно усилятся.

В последние годы Казахстан стал одним из наиболее важных направлений во внешней политике Китая. Тут можно начать с постоянных напоминаний о том, что именно в Астане в сентябре 2013 года Си Цзиньпин представил идею Экономического пояса Шелкового пути, и закончить исключительно почетным приемом, который оказали Назарбаеву во время его визита в Китай в сентябре этого года. Из всех мировых лидеров, прибывших в Китай на День Победы, только президенту Казахстана выдалась возможность представить поездку как государственный визит. Участие казахстанских солдат в китайском параде, почетное место на групповом фото, подчеркнутое внимание и подписанные контракты дали повод говорить о том, что Казахстан становится для Китая все более важным партнером.

За этот год Назарбаев и Си провели уже четыре встречи. Во время сентябрьского визита, помимо нескольких десятков документов на сумму почти $25 млрд, была подписана Совместная декларация о новом этапе всеобъемлющего стратегического сотрудничества, где страны официально закрепили соотнесение китайской стратегии Шелкового пути и казахстанской программы инфраструктурного развития «Нурлы жол» («Светлый путь»). Последняя была принята Астаной в качестве одной из антикризисных мер и, по большей части, изначально планировалась как потенциальный сегмент китайского Шелкового пути.

Помимо планов по участию Китая в обновлении казахстанской транспортной инфраструктуры (например, проекты по безвозмездному строительству Китаем Большой алматинской кольцевой автодороги, дороги до границы с Китаем до станции Алашанькоу и масштабный проект по оптимизации общественного транспорта Астаны), следует упомянуть работу казахстанского терминала в порту Ляньюньган (连云港), который только по итогам 2015 года переправит из стран АТР через Казахстан в Европу 250 тысяч контейнеров. К 2020 году объем транзита планируется увеличить вдвое.

Китай готов инвестировать в создание в Казахстане самых разнообразных производств: от электроэнергетики до переработки масличных, от нефтегазового оборудования до автомобилей. Всего в этом году определено более сорока проектов. Посол Китая в Казахстане Чжан Ханьхуэй (张汉晖) заявил, что при позитивном развитии событий по итогам 2015 года сумма подписанных контрактов превысит $50 млрд. В целом же за последние два года сумма подписанных соглашений будет составлять примерно $70 млрд.

Что касается китайской реакции на создание Евразийского экономического союза, то здесь Китай и Казахстан тоже проводят свою двустороннюю работу. Из последних достижений можно назвать работу по гармонизации национальных стандартов качества между двумя странами, что поможет снять некоторые торговые барьеры. Кроме того, в ноябре Китай отменил ряд ограничений на импорт сельскохозяйственной продукции Казахстана, чего Астана добивалась уже давно. Также упрощается процедура получения виз для деловых поездок.

Еще один новый аспект сотрудничества двух стран – это планы переноса некоторых китайских производств на территорию Казахстана. Еще в 2014 году китайский премьер Ли Кэцян заявил, что Китай готов открыть в Казахстане заводы по производству стекла, цемента и переработке сельхозпродукции. Позднее казахстанский премьер Карим Масимов пояснил, что «речь идет о переносе мощностей несырьевого сектора». Казахстан сегодня рассматривается Китаем в качестве своеобразного полигона для переноса китайских производств в государства Шелкового пути.

Астана, конечно, не будет пионером, поскольку Китай уже активно переносит свои производства, например в Африку. Однако для постсоветского пространства это пилотный проект. Президент Назарбаев получил официальные уверения в том, что переносимые производства будут экологически чистыми, а казахстанские интересы – соблюдены.

Если запущенные в этом году процессы будут успешно реализованы, то Казахстан станет самым важным сегментом Шелкового пути, одного из крупнейших проектов Китая последних лет. Вопрос в том, как это воспримут другие региональные и мировые державы.

Адиль Каукенов – китаист, международный обозреватель Zakon.kz