Победа оппозиционной Демократической прогрессивной партии (ДПП) на состоявшихся 16 января выборах была ожидаемой. На Тайване появилась не только первая женщина-президент, но и парламент, впервые контролируемый не Гоминьданом, а ДПП. С этим связаны надежды избирателей на то, что смена власти позволит преодолеть застой в экономике. Однако предстоящие четыре года для нового президента Цай Инвэнь вряд ли будут спокойными: придется не только искать ответы на серьезные социально-экономические проблемы острова, но и по-новому выстраивать отношения с Пекином.

Тайбэй

Позиции Гоминьдана сильно ослаблены, и, быть может, надолго. Партии не удалось получить удовлетворительные результаты даже в тех избирательных округах, где она традиционно лидировала. В гонке за пост президента Цай Инвэнь (蔡英文) опередила кандидата от Гоминьдана Чжу Лилуня (朱立伦) на 25% (на прошлых выборах в 2012 году нынешний президент Ма Инцзю (马英九) победил с отрывом всего 6%). В Законодательном юане (парламенте) демократы представлены 68 депутатами, а Гоминьдан имеет только 35 мест.

Тем не менее легко воспользоваться этим численным преимуществом победившей Цай Инвэнь вряд ли удастся. Возможности ее партии резко поменять политическую повестку после инаугурации, которая пройдет 20 мая, очень сильно ограничены. За любыми шагами новой администрации будут внимательно следить не только в перешедшем в оппозицию Гоминьдане, но и в Пекине. Кроме того, и без того напряженная политическая жизнь Тайваня (вспомним часто попадающие в мировые СМИ стычки депутатов во время парламентских заседаний), может стать еще более бурной и сложной, чем привычное противостояние Гоминьдана и ДПП.

В Законодательном юане появились представители новых политических сил, не только недовольных слишком быстрым сближением с Пекином, но и более радикальных. Созданная в начале 2015 года на волне молодежного движения «подсолнухов» партия «Новая сила» (时代力量) добилась неплохого результата, получив на своих первых выборах пять депутатских мандатов. Скромная доля в парламенте может компенсироваться тем, что выросшая из уличных протестов против сближения с Пекином «Новая сила» может в случае острого политического кризиса обратиться к гражданскому обществу, и прежде всего к молодым тайваньцам. Потенциал для серьезных конфликтов есть и в предвыборном обещании лидера партии Хуан Гочана (黄国昌) разобраться с собственностью Гоминьдана, большая часть которой накоплена еще во времена диктатуры Чан Кайши (蒋介石).

Пекин

Реакция Пекина на тайваньские политические баталии пока достаточно спокойная. Хотя со стороны властей и звучат заявления, что разрыв отношений с материковым Китаем может привести Цай Инвэнь в тупик, они скорее носят профилактический характер. К тому же сама Цай, возглавлявшая в 2000-2004 годах тайваньский Комитет по делам материка, достаточно искушена во всем, что связано с контактами двух берегов Тайваньского пролива. Предвыборная риторика может остаться в прошлом, а после начала работы новой администрации ей так или иначе придется выстраивать отношения с материком, который для Тайваня является главным торговым партнером.

Отказываться от стабильной обстановки в отношениях с материковым Китаем губительно для тайваньской экономики, перспективы которой из-за изменения глобальной конъюнктуры и так достаточно туманны. Процесс интеграции может действительно замедлиться, но скорее переговоры с Пекином будут поставлены на паузу, чем произойдет полный откат назад в экономических и гуманитарных контактах острова и материка.

В Пекине, похоже, к этому готовы, поэтому на официальном уровне ограничиваются подтверждением «неизменной позиции» в тайваньском вопросе. «Вне зависимости от того, как будет складываться ситуация на острове Тайвань, правительство КНР будет придерживаться принципа единого Китая и выступать против независимости Тайваня», – так прокомментировал итоги голосования официальный представитель МИД КНР Хун Лэй (洪磊).

Если дипломаты обратились к привычным политическим формулировкам, то в «Синьхуа» решили эту же мысль выразить с помощью поэзии. Комментарий правительственного информационного агентства по поводу выборов был озаглавлен строчкой из сунского реформатора и поэта Ван Аньши (王安石; 1021–1086): «Не боюсь, что плывущие облака заслонят обзор» (不畏浮云遮望眼). Смысл лирического заголовка становится еще более прозрачным, если процитировать следующую строчку стихотворения. Оказывается, поэт, встречающий восход солнца в пагоде на горе Фэйлай, уверен, что прекрасному виду ничто не помешает, поскольку он находится на самом верхнем уровне (自缘身在最高层). Таким образом, возможные политические перемены на Тайване, по убеждению авторов комментария, это лишь досадные, но неопасные облачка на общем благоприятном фоне двусторонних отношений. Главное – сохранять «высоту положения»; здесь, скорее всего, имеются в виду результаты, достигнутые на исторической встрече Си Цзиньпина и Ма Инцзю.

Интересно, что в официальных китайских комментариях появляется новый тезис о том, что ситуация в отношениях Пекина и Тайбэя в первую очередь зависит от развития самого материка. Раньше больше говорили об интригах сторонников независимости Тайваня, о сепаратистских тенденциях как главной угрозе стабильности в Тайваньском проливе. По всей видимости, Пекин будет активно пересматривать стратегию воздействия на жителей Тайваня с помощью мягкой силы, чтобы эффективнее убеждать тайваньских соотечественников не отставать от китайского локомотива. Попутно будут пытаться сохранить ход самого локомотива.

Уроки будут извлечены из инцидента с 16-летней тайваньской певицей Чжоу Цзыюй (周子瑜). Ее появление на южнокорейском телевидении с тайваньским флагом вызвало волну патриотического возмущения в китайских соцсетях. Власти КНР, похоже, не увидели никакой опасности в развернутой интернет-пользователями кампании травли тайваньской певицы. Тем не менее появление накануне выборов ролика с покаянием испуганной Чжоу Цзыюй стало настоящим пиар-провалом.

Образ школьницы, дрожащим голосом зачитавшей заявление с извинениями, стал сильнейшей агитацией против Гоминьдана, лидер которого совсем недавно встречался с Си Цзиньпином. Вряд ли правительство КНР стояло за вымученным извинением Чжоу Цзыюй, скорее это была инициатива продюсерской компании, боящейся потерять огромный рынок КНР. Однако молодые тайваньские избиратели сделали свой вывод – многие специально отправились в родные места, чтобы проголосовать против кандидата от Гоминьдана и, следовательно, против «продажи тайваньских интересов».

Тайваньская молодежная аудитория, с учетом того, что движение «подсолнухов» уже фактически институализировалось, становится одной из болевых точек для Пекина. Справиться с этим вызовом можно все тем же способом – наращивая мягкую силу и убеждая молодых тайваньцев в преимуществах «общей судьбы» с континентальным Китаем. Что будет далеко не просто, учитывая снижение темпов роста китайской экономики и немалое число проблем у молодежи, живущей на материке.

Москва

Москву, исходящую из принципа «одного Китая» и развивающую связи с Тайбэем на неофициальной основе, результаты тайваньских выборов практически не затронут. Стоит отметить, что прошедшие выборы не стали причиной какой-то особой дипломатической активности в отношениях Москвы и Пекина. Между тем в 2008 году сразу после избрания президента Ма Инцзю и провала референдума о вступлении Тайваня в ООН состоялся телефонный разговор тогдашнего главы МИД КНР Ян Цзечи с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым. Беседа была организована по инициативе китайской стороны. Отсутствие информации об аналогичном разговоре после выборов 2016 года говорит о том, что они не воспринимаются в Пекине как серьезный повод для каких-либо консультаций с зарубежными партнерами.

Приступивший к исполнению своих обязанностей в прошлом году глава неофициального тайваньского представительства Ван Цзянье (王建业), ранее возглавлявшей Департамент Западной Азии и Африки (亚西及非洲司) в МИДе Тайваня, вряд ли будет заменен новыми властями. Вскоре после своего назначения в московское представительство Тайбэйско-Московской координационной комиссии по экономическому и культурному сотрудничеству Ван Цзянье заявил, что Тайвань видит перспективы развития сотрудничества с Россией в таких сферах, как биотехнологии, сельское хозяйство, информационные и коммуникационные технологии, электроника, автопром.

По мнению представителя, одним из основных направлений сотрудничества может стать нефтехимия. По его словам, тайваньская компания China Petrochemical Development заинтересовалась планами создания свободного порта Владивосток. Возможно, какие-то новые шаги по развитию тайваньско-российского сотрудничества будут сделаны в рамках диверсификации внешнеэкономических связей острова. Однако впишется ли Тайвань в российской «поворот в Азию», прежде всего будет зависеть от условий, созданных российской стороной.