В эти дни и в Израиле, и в арабском мире отмечают 50-ю годовщину Шестидневной войны. Чудо для одних и катастрофа для других. Эта война кардинально изменила Ближний Восток, и до сих пор многое в этом регионе происходит с оглядкой на события 5–10 июня 1967 года. Не зря с обеих сторон конфликта зачастую можно встретить мнение, что эта война еще не закончилась.

Прийти, победить, оккупировать

Израиль начал третью арабо-израильскую войну, нанеся превентивный удар по армиям Египта, Сирии и Иордании. В итоге израильтяне одержали сокрушительную победу и увеличили свою территорию в четыре раза. Израиль занял Западный берег реки Иордан и Восточный Иерусалим (были под контролем Иордании), Синайский полуостров и сектор Газа (под контролем Египта) и сирийские Голанские высоты.

 «Как мы вообще могли бы существовать, если бы ширина страны оставалась 12–13 километров… Из узкой прибрежной страны, живущей под постоянной угрозой, мы превратились в страну с просторами, достаточными для обороны и обеспечения безопасности, страну, в чьей столице больше не хозяйничают вражеские солдаты», – заявил премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху на церемонии в Кнессете, посвященной юбилею.

Выиграв войну, Израиль отстоял свое право на существование. Но в то же время и приобрел массу проблем. Еще в 1967 году многие израильские политики предсказывали, что переварить оккупированные территории будет очень трудно. Тем не менее многие из этих «временно удерживаемых территорий», как изначально называли израильские СМИ новые приобретения, стали неотъемлемой частью Израиля, а в 1980 году Кнессет принял закон, по которому Иерусалим объявлен «единой и неделимой» столицей страны. В свою очередь арабы продолжают настаивать на возвращении к границам, существовавшим до 5 июня 1967 года, как это и зафиксировано в резолюциях СБ ООН. Впрочем, эти голоса сейчас звучат намного слабее, чем раньше. 

«Арабская весна», или 50 лет спустя

Звучит удивительно, но «арабская весна» во многом стала логическим завершением той трансформации, которая началась в регионе в 1967 году. Поражение в июньской войне впервые подорвало веру арабов в идеи арабского национализма и арабского единства. Именно тогда был дан первый сильный импульс к активизации политического ислама, в том числе его экстремистских проявлений.

Тираны потерпели поражение, только истинная вера может привести к победе и избавить от унижения – такие идеи нашли подходящую почву в арабском (да и в целом в исламском мире) после 1967 года. Эти слова повторяют и сегодня многие религиозные деятели. Например, шейх Юсуф аль-Кардави, идеолог «Братьев-мусульман» (организация запрещена в России) в своей статье, посвященной 50-летию «июньской катастрофы».

События 1967 года стали переломными и для светской части арабского общества, особенно в среде творческой интеллигенции. Война принесла отрезвление от лозунгов, разочарование в лидерах и ощущение катастрофы. Особенно это было заметно в Египте. А в 2011 году на улицы арабских городов вышли «дети», воспитанные и арабскими «шестидесятниками», и теми, кто превратил ислам в инструмент политической борьбы.

И снова разочарование. То, что происходит сейчас в арабском мире, гораздо хуже шокирующего и неожиданного поражения в войне 1967 года, пишет иорданская газета «Ар-Рай». Ливанская «Ан-Нахар» считает, что за 50 лет Ближний Восток не избавился от последствий июньской войны, но сейчас, в отличие от предыдущих десятилетий, арабы в первую очередь губят себя сами, хотя раньше главной разрушительной силой в регионе был Израиль и западные колонизаторы. В аналогичном ключе пишут и другие издания.

Безусловно, в арабском общественном сознании Израиль не перестал быть источником всех бед арабского мира, а «сионистский заговор» – по-прежнему часто упоминаемое выражение. Но наступило очередное отрезвление. В 1967 году арабы поняли, что Израиль никогда не будет стерт с лица земли, а сионисты скинуты в море. Спустя 50 лет идея сопротивления израильской оккупации перестала играть роль мобилизующего фактора для арабов.

Местные политики сейчас не могут так легко, как раньше, перевести внимание с внутренних проблем в стране на «израильского агрессора» и страдания палестинского народа. Слишком велико разочарование населения в собственных лидерах и одновременно «арабской весне», слишком кровавыми оказались внутренние конфликты в большинстве стран региона. Не до чужих проблем, пусть с Израилем разбираются те, чьи интересы он действительно затрагивает, таких мнений становится в арабском мире все больше.

Нерешенными у Израиля остаются территориальные вопросы с Ливаном, Сирией и Палестиной. Но сирийцам сейчас совсем не до Голанских высот. Они не забыли, что это их территория, но это не вопрос выживания. Так же, как и для ливанцев спорные территории не главная проблема. А вот палестинцам стоит задуматься – еще чуть-чуть, и урегулировать конфликт с Израилем на основе принципа «два государства для двух народов» уже будет нереально.

Опасность нового цикла

Как и 50 лет назад, палестинцы оказались предоставлены сами себе. Война 1967 года окончательно превратила палестинское движение сопротивления в самостоятельную силу, когда стало очевидно, что другие арабы больше не будут вести войну с Израилем на уничтожение. Сегодня арабы отворачиваются от палестинского ХАМАС и ливанской «Хезболлы», фактически единственных региональных сил, которые не готовы садиться за стол переговоров с Израилем, впрочем, как и он с ними (в эту компанию стоит также добавить поддерживающий эти движения Иран).

Такой расклад выгоден умеренным палестинским силам во главе с Махмудом Аббасом, потерявшим из-за ХАМАС контроль над частью территорий (сектор Газа). Без подпитки и поддержки извне хамасовцы постепенно утратят свой вес в регионе. А у Израиля не останется предлога отказываться от переговоров с палестинцами.

Но такой расклад неинтересен руководству Израиля, в первую очередь премьер-министру страны Нетаньяху. Для него самое лучшее – сохранять статус-кво. Пока ХАМАС в секторе Газа, «Хезболла» остается ведущей политической силой в Ливане, а Сирию раздирают внутренние конфликты, мало кто будет требовать от Израиля территориальных уступок и компромиссов. Если же ситуация в регионе стабилизируется, то разговор на болезненные темы – еврейские поселения на оккупированных территориях, статус Иерусалима, судьба Голанских высот – все равно придется вести. И тогда обеспечен раскол в израильском обществе, политический кризис и возможна потеря премьерского кресла.

Впрочем, раскол среди израильтян есть и сегодня. У многих прошла эйфория, которую они испытывали в тот день, когда израильские солдаты вышли к Стене плача в Иерусалиме. Оккупация слишком тяжелое бремя для любого общества, особенно если оно претендует на роль единственной демократии на Ближнем Востоке. И пока одна часть израильтян со слезами на глазах вспоминает объединение Иерусалима, другая говорит о болезненных пятидесяти годах оккупации. Именно на последних намекал Нетаньяху, когда говорил, что «некоторые видят в Шестидневной войне бедствие для Израиля – я вижу спасение».

Но спасение в один исторический момент не панацея. Оккупированные территории остались оккупированными территориями, а Иерусалим так никогда и не сдал де-факто единым городом. Свыше 300 тысяч арабов Восточного Иерусалима не имеют израильского гражданства, а это 37% населения города. Из них 76% живут за чертой бедности. Арабские районы фактически не развиваются. Восточный и Западный Иерусалим – это два разных мира. И ситуация может взорваться в любой момент. Да и не только в Иерусалиме. Израиль уже пережил две палестинские интифады (восстания), множество терактов. Пора поставить точку в войне.

Раздел не будет простым. Израиль слишком тесно связан с  палестинцами. За 50 лет для нескольких поколений израильтян оккупированные территории стали домом. И другого они не знают. Есть и масса других вопросов в сфере безопасности и экономики.

Но сейчас, пока арабские лидеры предпочитают иметь дело с Израилем, а не с Ираном и различными движениями сопротивления, когда среди арабов нет лидера, вокруг которого объединятся все остальные, когда на первый план выходят прагматичные интересы, а не идеология, – самое время искать компромиссы и попытаться решить все конфликтные вопросы. Гарантий никто не дает. Но чаша политических весов в регионе может склониться в любую сторону. У власти в арабских странах могут оказаться силы, которым, как и раньше, будет выгодно выдвинуть на первый план знамя борьбы с Израилем.

Уже с обеих сторон выросли те, кто говорит: мне плевать, что было в 1967 году; я хочу жить в стабильном мире сейчас. Вопрос – чье мнение окажется для этих людей определяющим и с какими лозунгами они будут выходить на улицы.