Маленькая горная Киргизия, подобно слоеному бутерброду, переплетенная по всем направлениям с тремя соседями (Казахстаном, Таджикистаном и Узбекистаном), всю последнюю неделю поставляла миру волнительные новости. Впору было говорить об опасности дестабилизации всего региона или о подготовке очередного государственного переворота в Киргизии.

Иностранные следы

За неделю до назначенных на 15 октября президентских выборов, в которых участвуют 13 кандидатов, необычайно обострились киргизско-казахстанские отношения. Причиной обострения было яркое, по другим оценкам – провокационное и даже невротическое выступление уходящего президента Киргизии Алмазбека Атамбаева 7 октября на церемонии вручения государственных наград.

Главной составляющей президентской речи стали упреки и обвинения казахстанского руководства в поддержке одного из основных претендентов на победу в президентских выборах, экс-премьер-министра Омурбека Бабанова. Дело в том, что этот 47-летний бизнесмен (по киргизским масштабам его можно назвать олигархом), создатель и лидер партии «Республика» (28 из 120 мест в парламенте), в середине сентября был принят в Астане президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым.

Это произвело оглушительное впечатление на официальный Бишкек, хотя сам Атамбаев еще летом называл Бабанова своим вторым по значению фаворитом. Киргизский МИД направил в Астану жесткую ноту протеста, расценив этот прием как вмешательство во внутренние дела страны с целью оказать влияние на исход президентских выборов. МИД Казахстана отверг эти обвинения, напомнив, что за месяц до этого Назарбаев принял другого кандидата в президенты Киргизии – Сооронбека Жээнбекова, бывшего, впрочем, на тот момент еще премьер-министром страны.

Президент Атамбаев отреагировал на встречу Назарбаева с Бабановым уже на следующий день, использовав для этого трибуну Генассамблеи ООН. В самом конце своего выступления, когда речь зашла о предстоящих президентских выборах, он неожиданно перешел на киргизский язык. Разумеется, это было сделано для внутренней киргизской аудитории. Речь президента была предельно эмоциональной: «Не позволим себе быть обманутыми лидерами и богачами других стран! Нельзя, чтобы на голове лидера нашей страны играли ложками! Не ведитесь за деньги!»

В этих словах было нехитро зашифровано сразу несколько посланий. Первое касалось встречи оппонента провластного кандидата с президентом Казахстана и его связей с одним из казахстанских олигархов (об этом Атамбаев скажет напрямую чуть позже уже дома, упомянув «бабановых и сариевых, ездящих на поклон к Утемуратову, одному из тех олигархов, которые разворовывают богатстве Казахстана»).

Второе должно было напомнить известный апокриф 1990-х о том, как якобы Борис Ельцин играл ложками на голове первого президента Киргизии Аскара Акаева, ныне опального. Третье адресовалось тем, кто готов продать свои голоса в пользу принятого Назарбаевым Бабанова.

Вслед за этим в отношении Бабанова киргизскими чекистами была предпринята попытка обвинить его в подготовке государственного переворота, но пока ГКНБ ограничился лишь арестом на два месяца близкого к Бабанову депутата Исаева, слишком мутными кажутся доказательства. Однако самое скандальное выступление Атамбаева произошло 7 октября. Наблюдатели до сих пор не могут прийти к единому мнению относительно причин, толкнувших главу государства к столь беспрецедентно несдержанным откровениям. Наиболее убедительными представляются объяснения, связанные с сильнейшим психическим потрясением, которое произвело на президента известие о гибели в автокатастрофе в то утро вице-премьера Киргизии Темира Джумакадырова, главы республиканского штаба по проведению выборов. Тридцатисемилетний вице-премьер считался близким соратником президента, на него возлагались большие надежды.

«Если только я не погибну, как Темир Курмангазиевич, я с каждым разберусь, но выборы будут честными! – горячился президент и продолжал: – Я понимаю, почему так хочет нам навязать именно таких руководителей казахская власть, они любят Бакиева (Курманбек Бакиев, второй президент Киргизии, свергнутый в апреле 2010 года. – А.Д.), они до сих пор проводят в Алма-Ате свои праздники. Я слышу от высших людей Казахстана, что Бакиевы правильно делали, расстреливая людей».

Ответом на это стали новые ноты протеста казахстанского МИДа и пространные заявления правительства Казахстана. Но самое болезненное, что вызвало протесты и возмущение в Киргизии, – что уже через день Казахстан ввел жесткие ограничительные меры в отношении грузов, товаров и людей, проходящих через несколько КПП на границе между двумя странами. У границы образовались многокилометровые очереди из фур и легковых машин, с киргизской стороны был организован подвоз полевых кухонь и биотуалетов; возмущению людей не было предела.

Власти Казахстана реагировали хладнокровно, ссылаясь на сообщения официальных структур Киргизии, которые предупреждали об опасности дестабилизации из-за повышенной криминальной активности накануне и во время выборов: мол, мы вынуждены защищать безопасность и свои интересы ввиду угроз из соседней страны.

Одним словом, президентские выборы в Киргизии как стихийное бедствие.

С другой стороны, трудно отделаться от мысли, что в Астане приняли решение устроить показательный блокаут строптивому соседскому руководству: мол, за оскорбительные речи надо отвечать, раз вы такие самостоятельные, то посмотрим, чего стоит такая самостоятельность в условиях ответной нелояльности.

Другим следствием атамбаевских выступлений стало необычайное оживление социальных сетей в обеих странах. Для многих наблюдателей неожиданной стала та злорадная поддержка, которую в Казахстане получили жесткие слова киргизского президента о казахстанском руководстве: «Ну правду же сказал, воруют...».

В самой Киргизии тоже многие поддержали своего президента. Тут сказались многочисленные обиды на богатого соседа, кичащегося своим благополучием и со снисходительным пренебрежением относящегося к бедному родственнику. Алмазбек Атамбаев в этой ситуации воспринимался с киргизской стороны как свой рубаха-парень, режущий правду-матку в глаза соседу без малодушной оглядки на то, как дорого это ему обойдется. Главное, что по справедливости все сказал, наш парень!

Ну а дальше, как говорят «бедные, но гордые», с одной стороны, и подтверждают «богатые, но злопамятные» – с другой, ответ не заставил себя ждать, придя с границы. За все надо платить. 

Понятно было и то, что это еще не конец. Через пару дней после исторического срыва киргизского лидера стало известно, что он не едет на саммит СНГ и ЕАЭС в Сочи, где ему пришлось бы встретиться лицом к лицу с президентом Казахстана. Как объяснила пресс-служба президента, ему было необходимо остаться дома под занавес предвыборной кампании, чтобы лично «контролировать» разгул криминала накануне выборов. Вместо себя Атамбаев послал недавно назначенного премьер-министра сорокалетнего Сапара Исакова. Это, так сказать, премьера премьера; Исаков еще никогда не принимал участие в качестве первого лица в собрании столь высокого уровня.

Исакову можно посочувствовать – испытание было весьма унизительным. Ведь главной задачей киргизского премьера было как-то сгладить конфликт с аксакалом СНГ, президентом Назарбаевым. Исаков улучил момент, чтобы оказаться рядом с ним, и что-то ему сказал. Через пару часов появилось сообщение киргизской пресс-службы, где говорилось о состоявшихся «переговорах премьер-министра Киргизии с президентом Казахстана», по результатам которых последний дал указание своим подчиненным снять напряженность на казахско-киргизской границе.

Пресс-служба Назарбаева тут же опровергла это утверждение: не было никаких переговоров и не было никакого такого указания. Мол, Сапар Исаков лишь подошел к президенту Назарбаеву для короткого разговора. Нет, возражает киргизская сторона, переговоры таки были! Все это выглядит крайне неловко.

А потом в сети появляется шестисекундное видео из Сочи, где Нурсултан Назарбаев небрежно реагирует на заданный ему журналистами вопрос о его поддержке Бабанова на киргизских выборах: «Все это вранье!»

Не в лучшем положении в результате киргизско-казахского клинча оказались и хозяева саммита в Сочи, который по всем остальным азимутам смотрится успешным и миротворческим. Чего только стоит российско-туркменское умиротворение, воплотившееся в роскошном подарке, врученном Путину на «день ангела» его ашхабадским коллегой Бердымухамедовым, – щенке алабая по кличке Верный.

Впрочем, в самый разгар выяснения отношений между Бишкеком и Астаной Москве удалось хоть и опосредованно, но все-таки уточнить некоторые детали своих связей с киргизским союзником. В обширном интервью замминистра иностранных дел России Григория Карасина, появившемся на ленте РИА Новости 10 октября, недвусмысленно отвергается сделанное этим летом предложение президента Атамбаева разместить еще одну российскую военную базу в Киргизии. Мол, спасибо, не надо, у нас достаточно уже баз, отвечает Бишкеку Москва. Среди киргизских политиков, оппонирующих своему президенту, этот ответ был расценен как отказ от предложенного Атамбаевым Кремлю размена: я вам базу, а вы мне поддержку моему фавориту на выборах.

Справедливости ради стоит сказать, что российское руководство на всех уровнях старательно стремилось избегать малейших утечек, которые могли бы свидетельствовать о поддержке какого-либо из кандидатов в президенты Киргизии. О самом же Атамбаеве исчерпывающе высказался Путин в интервью киргизскому телевидению в начале сентября. Тщательно подбирая слова, он лишь заметил: «...ну, он такой, какой он есть, у нас с ним разные психотипы». Отметив, правда, что с ним трудно вести переговоры, но зато он четко выполняет все договоренности.

Перед финалом

Тем временем президентская гонка подходит к концу, и даже за два дня до выборов никто не в состоянии назвать ее победителя. В Киргизии нет надежных социологических служб, и главные кандидаты публикуют результаты опросов, диаметрально противоположные друг другу. Но если Омурбек Бабанов показывает цифры 65% в свою пользу, то за Сооронбая Жээнбекова старается сам президент. В то время как на заключительные дебаты по телевидению президентский фаворит не явился, его патрон ездит по стране и регулярно, как мантру, повторяет обещание, что выборы он проведет честные и справедливые.

Выглядит это забавно, поскольку высшее должностное лицо в стране, пользуясь своими неограниченными возможностями, откровенно агитирует за своего фаворита, не гнушаясь угрозами в адрес его главного оппонента.

Выступая в Баткене, на юге страны, где, как считается, голоса узбекского этнического меньшинства могут оказаться решающими на выборах, Атамбаев вновь обрушился на Казахстан, не называя в этот раз соседнее государство напрямую, и на его, как считает президент, ставленника: «Народ с трехтысячелетней историей никогда не испугается трехдневной блокады и никогда ни за деньги, ни под давлением и угрозами не изберет зарубежных «шестерок»... К сожалению, мы видим, что страна сегодня может потерять свою независимость не только из-за ввода иностранных войск, но и просто из-за элементарной покупки и навязывания Кыргызстану какой-то «шестерки» в качестве главы государства. Этому не бывать».

Слушатели, конечно же, понимают, что речь идет о Казахстане и о Бабанове. Впрочем, отсыл к «вводу иностранных войск» может относиться равно как к США, так и к России, но Атамбаев, как всегда, эмоционален и в детали, где, как известно, кроется дьявол, вдаваться не успевает.

Двенадцатого октября, выступая в Ошской области, где также большинство избирателей  этнические узбеки, Атамбаев в очередной раз обвинил Бабанова в попытке строить свою кампанию на защите узбекского меньшинства.

Эта темпераментная атака на противника своего фаворита в последние часы разрешенной законом агитации показывает, что киргизский президент серьезно опасается того, что его ставленник может и не выиграть выборы, а значит, переживает и за собственную дальнейшую судьбу. Атамбаев готов игнорировать упреки, что его поведение полностью противоречит его же обещаниям провести честные выборы.

Действительно, на кону будущее, и не столько Киргизии, сколько самой хромой утки, еще действующего президента. Недаром он в своей ставшей легендарной речи 7 октября клялся «жечь каленым железом» всех, кого он посчитает виновными. Ведь он еще у власти до 1 декабря, мол, времени хватит. Чего боится Атамбаев после этой даты в случае проигрыша своего фаворита Жээнбекова, ему лучше знать. Но в той горячечной двадцатиминутной речи он успел пообещать никуда не уезжать из страны: «Пусть меня здесь судят». Впрочем, успел он тогда и пожалеть о сказанном: «Много лишнего, наверное, здесь наговорил».

И все же если выборы 15 октября состоятся (возможно, потребуется и второй тур), а президент Атамбаев не станет оспаривать их результат, каким бы он ни оказался, то Киргизия должна будет сказать ему спасибо. Впервые свободно избранный президент добровольно сдаст свои полномочия в результате новых выборов. На постсоветском пространстве такое не часто случается. А в Центральной Азии и вообще впервые. Может быть...