«Я лично сломаю шею каждому, кто будет выступать против палестинского единства», – говорил Ихья Синвар, лидер ХАМАС в Газе. Помогли его угрозы или нет, но 12 октября в Каире лидеры двух противоборствующих палестинских движений, ФАТХ и ХАМАС, в очередной раз заявили, что достигли соглашения по вопросу национального примирения, предъявили подписанное соглашение и пообещали действовать сообща во имя палестинских интересов.

Помирить палестинцев взялся Каир, а в курсе дела были и Вашингтон, где на этот раз не стали накладывать вето на переговоры о единстве, и Иерусалим, который направил свою делегацию в египетскую столицу как раз за день до подписания соглашения. Стороны договорились о размещении в Газе трех тысяч полицейских Палестинской автономии, начале подготовки к выборам, а также к объединению силовых структур в Газе и на Западном берегу во имя принципа «одна власть, один голос, одно оружие».

После военного переворота в секторе Газа и воцарения там ХАМАС прошло 10 лет и три войны с Израилем. Больше 10 лет председатель Палестинской автономии Махмуд Аббас не посещал прибрежный анклав, где живет почти два миллиона палестинцев. Смогут ли заядлые враги ФАТХ и ХАМАС на этот раз выработать формулу, которая позволит им разделить власть таким образом, чтобы удовлетворить требования Египта, Израиля, международного сообщества, а также самих палестинцев?

Шаг вперед, два назад 

Примерно раз в три года представители ФАТХ и ХАМАС встречаются в Каире (реже в других арабских столицах) и заключают перемирие. Последний раз это произошло в 2014 году. Палестинские СМИ торжественно объявили о создании правительства национального единства, палестинские чиновники из Рамаллы посетили Газу, глава Центризбиркома подтвердил информацию о том, что президентские и парламентские выборы пройдут в течение года.

До этого было Каирское соглашение 2011 года. Тогда речь тоже шла о проведении выборов в течение года, шли переговоры по вопросу о вступлении ХАМАС в Организацию освобождения Палестины (ООП), создании правительства национального единства и так далее. Еще раньше были встречи в столицах Йемена и Катара, а также в Мекке в 2007 году.

Со стороны ФАТХ выступал опытный переговорщик Аззам аль-Ахмад, член ЦК ФАТХ и бывший министр. ХАМАС представлял доктор Муса Абу-Марзук, второй человек в политической верхушке исламистского движения. Но рукопожатия и объятия всякий раз заканчивались ничем – раскол между Газой и Западным берегом продолжался, и по прошествии нескольких месяцев, а иногда и недель ничто не мешало «участникам диалога о единстве» поливать друг друга грязью, кидать за решетку активистов ХАМАС в Рамалле и ФАТХ – в Газе, отключать электричество, прекращать выплачивать зарплаты и называть друг друга земляным червяком.

Как показывает опыт, стороны были в состоянии договориться о составе правительства, дате выборов и назначении комитетов по решению других вопросов. Но сдвинуть с места самые тяжелые вопросы, например оружие ХАМАС и контроль над границами Газы, до сих пор было невозможно.

На данный момент многие базовые условия изменились. Катарские спонсоры ХАМАС оказались в изоляции и были вынуждены изгнать лидеров ХАМАС из Дохи. К власти в ХАМАС пришли «местные» – бессменный секретарь политбюро Халед Машаль уступил пост Ихье Синвару, родившемуся в лагере беженцев Хан-Юнес. Руководство ХАМАС внесло поправки в свою хартию, а гуманитарный кризис в Газе подрывает популярность движения и создает удобную почву для его противников. Наконец, Аббасу – лидеру Палестинской автономии – необходимо считаться с мнением улицы, где огромное большинство поддерживает единство. Но будет ли этого достаточно для того, чтобы помирить непримиримых?

Полбороды и многоэтажки

Чтобы понять глубину раскола между палестинскими националистами и исламистами, стоит заглянуть не на 10, а на 20 с лишним лет назад. После подписания соглашений в Осло между ООП и Израилем в 1993 году в Газу вернулся лидер ООП и движения ФАТХ Ясер Арафат. Он и его сподвижники, значительная часть которых провела вместе с ним многие годы между Ливаном и Тунисом, заняли ключевые посты в новообразованной Палестинской национальной администрации.

Исламистское движение ХАМАС, созданное в 1987 году на основе близкого к «Братьям-мусульманам» движения «Аль-Мугамма аль-Ислами», тогда отвергло любые попытки договориться с Израилем и отказалось уступать даже небольшую часть «исконной палестинской земли». Пока ФАТХ строило национальные палестинские институты и продолжало переговоры с Израилем, ХАМАС создало в Газе вооруженную милицию – батальоны «Эзз ад-Дин аль-Кассам» и стало устраивать теракты против израильских военных и гражданских лиц. Люди Ясера Арафата то заигрывали с ХАМАС, то наказывали по всей строгости: например, в 1996 году Мухаммад Дахлан, глава службы превентивной безопасности в Газе, бросил в тюрьму всю верхушку ХАМАС и в знак унижения приказал сбрить им по полбороды.

Тем временем переговоры между ФАТХ и Израилем зашли в тупик, стороны обвинили друг друга в несоблюдении многих пунктов соглашений в Осло. Палестинцы указывали на продолжение строительства в поселениях, а израильтяне считали, что Арафат недостаточно борется с террором, который все чаще и чаще поднимал голову (в так называемые мирные годы в Израиле начали действовать террористы-смертники – шахиды взрывались в автобусах, на оживленных улицах и перекрестках).

Все это время ХАМАС продолжал работать, выстраивая сеть детских садов и школ, раздавая гуманитарную помощь и подарки по праздникам, помогая бедным семьям играть свадьбы и собирать приданое для невест. После начала интифады 2000 года ХАМАС – главная сила в Газе. Власти автономии, лишившиеся многих полномочий и возможностей, были уже не способны остановить рост популярности исламистского движения среди молодежи.

В 2005 году, когда Израиль провел одностороннее размежевание с Газой и вывел оттуда свою армию и поселения, ХАМАС де-факто стал правителем сектора. В 2006 году ХАМАС, впервые принявший участие в парламентских выборах, одержал ошеломительную и неожиданную победу, а в июне 2007 года устроил путч в Газе. Люди в черной одежде разгромили учреждения ПНА, а силовики ФАТХ получили пулю в коленную чашечку, падая вниз с крыш высоких зданий. Вот она, месть за сбритые бороды, аресты и унижения. Начиная с 2007 года между Газой и Рамаллой идет информационная война, лидеры ХАМАС обвиняют председателя Палестинской автономии в нелегитимности, он, в свою очередь, не остается в долгу, обвиняя руководство ХАМАС в предательстве.

Граница на замке

Вопрос о примирении между ФАТХ и ХАМАС всегда имел международное значение. С точки зрения международного сообщества власть ХАМАС над Газой – незаконная. Международное признание есть только у ООП и Палестинской национальной администрации, а Махмуд Аббас считается единственным законным представителем палестинского народа. ХАМАС, наоборот, признан террористической организацией в Израиле, США и ЕС.

Еще в 2006 году, вскоре после победы ХАМАС на выборах, международный квартет (ООН, США, ЕС и Россия) выдвинули требования к палестинским исламистам: признать существование Израиля, признать все ранее подписанные соглашения между ООП и Израилем и прекратить вооруженную борьбу против Израиля. В ответ ХАМАС ровно через год взял под свой контроль пропускные пункты на границах Газы с Египтом и Израилем и начал строить боевые туннели на границе с Израилем, чтобы похищать гражданских лиц и солдат. Продолжались и ракетные обстрелы территории Израиля со стороны Газы. Сегодня более 75% ракет, которые находятся в арсенале ХАМАС, производятся на территории сектора.

Обе границы Газы на протяжении последних нескольких лет закрыты – через КПП Эрез в Израиль проходят лишь те палестинцы, кто получил разрешение на въезд от израильских силовых структур, и только для получения медицинской помощи в израильских больницах. Египет держит свою границу с сектором по большей части закрытой. Исключение делается в основном в дни главных исламских праздников. Таким образом, ХАМАС фактически отрезал Газу и ее жителей от внешнего мира.

Газа полностью зависит от международной гуманитарной помощи, безработица в секторе составляет свыше 40%. Особенно тяжело жителям сектора пришлось после войны 2014 года – эта война продолжалась больше 50 дней, было разрушено немало жилых домов, школ и больниц, откуда боевики ХАМАС обстреливали израильские города.

На конференции доноров собрали более $4 млрд на нужды сектора, но доноры не спешат расставаться с деньгами, пока в Газе правит ХАМАС. Во-первых, значительная часть средств оседает в карманах лидеров ХАМАС и потом идет на вооружение исламистов. Во-вторых, никто не гарантирует, что через пару лет не случится еще одна война, и тогда вся инфраструктура вновь будет разрушена. Тем временем в Газе уже полным ходом идет гуманитарный кризис, последствия которого могут вскоре почувствовать и в Египте, и в Израиле.

Фараон-посредник 

В Египте до сих пор не могут забыть, что на протяжении 19 лет правили Газой, хотя были вынуждены уступить ее Израилю еще после войны 1967 года. На словах египтяне всегда были солидарны с «братским палестинским народом», хотя в 1950-е годы делали все возможное, чтобы палестинцы не смогли учиться в египетских университетах, а в 2000-х по большей части держали свою границу с Газой закрытой.

Отношения Газы и Египта определяются прежде всего вопросами безопасности. Пока ХАМАС не мешает Египту – Египет не мешает ХАМАС. Но как только стало известно, что определенная часть ХАМАС активно сотрудничают с «Исламским государством» (запрещено в РФ) на Синае, предоставляет им своих инструкторов и лечит пострадавших игиловцев у себя в больницах, отношения разладились окончательно.

После прихода к власти в Египте президента Абд аль-Фаттаха ас-Сиси также выяснилось, что ХАМАС занимался диверсионной деятельностью на территории Египта и даже помогал многим исламистам бежать из тюрем после тахрирской революции 2011 года. С тех пор солидарности с ХАМАС в Египте стало еще меньше, и в течение нескольких лет Каир публично отказывался от каких-либо посреднических усилий.

Что же произошло сейчас? ХАМАС серьезно ослаблен после потери своих катарских сторонников, и возможность переманить ХАМАС на свою сторону – это дополнительная победа над Катаром. Кроме того, таким образом египтяне решают вопрос безопасности на границе Газы и Синая – власти ХАМАС уже пошли на создание буферной зоны в Газе и обязались прекратить какие-либо контакты с местным ИГИЛ. Таким образом, Египет вновь входит в роль посредника-тяжеловеса, способного сдвинуть с места тяжелый камень палестинского единства, разрубает связку Катар – ХАМАС и решает вопрос сотрудничества ХАМАС и ИГИЛ.

Неудобное единство 

Несмотря на в целом позитивную атмосферу на переговорах в Каире, два вопроса по-прежнему остаются спорными. Это контроль над КПП и разоружение ХАМАС. Самое опасное для самих палестинцев, а также для всех соседей Газы – это хезболлизация сектора. Если Палестинская автономия вернется в Газу только на уровне гражданской администрации (чтобы собирать налоги и заботиться о каждодневных нуждах жителей сектора), то это означает, что Газа останется взрывоопасным местом, где задают тон те, кто по-прежнему призывает к уничтожению Израиля.

Сегодня лидеры ХАМАС открыто заявляют, что не откажутся от «оружия восстания», используя тот же термин, что и «Хезболла» в Ливане, – «силах аль-мукаввама». В конечном счете это оружие может обернуться и против «единомышленников» из ФАТХ, как уже было не раз в прошлом.

На данный момент все зависит не только от лидеров ФАТХ и ХАМАС, но и от стран-доноров, ООН и арабского мира. Если они примут как данность оружие ХАМАС и его контроль над КПП, то грош цена такому соглашению, потому что оно не продержится и нескольких месяцев и, возможно, приведет к новой войне.

Например, пока трудно понять, как будет выглядеть пункт об «объединении силовых структур в Газе и на Западном берегу». Имеется ли в виду окончательное объединение силовых структур автономии, которые поддерживаются и тренируются США, с боевым крылом ХАМАС «Эзз ад-Дин аль-Кассам», чьи боевики до недавнего времени обстреливали Израиль ракетами и угрожали «стереть в пыль сионистское образование»? Если да, то кому они будут подчиняться? И что станет с ракетным арсеналом ХАМАС? Перейдет ли он к властям автономии? И уж никак нельзя не задать самый крамольный вопрос: что все-таки произойдет со всем этим соглашением, если в Палестинской автономии опять пройдут выборы и на них опять одержит победу ХАМАС? Ждут ли Ближний Восток еще 10 лет хождений по мукам и попыток сделать квадрат круглым?

Как отреагирует на примирение ФАТХ и ХАМАС Израиль? С одной стороны, объединение ФАТХ и ХАМАС, если оно будет успешным, выбивает почву из-под ног у тех, кто обвиняет Аббаса в недееспособности и указывает на то, что «раис» уже почти 11 лет не бывал в секторе. Но что произойдет в тот момент, когда он туда отправится – а это может быть уже через месяц? Многие представители правого крыла скажут, что Аббас идет на поводу у террористов и создает с ними союз.

Все эти реакции хорошо известны, потому что такие соглашения подписываются не впервые. В Израиле действительно существует консенсус в отношении контроля над границами сектора – туда должны вернуться силы Палестинской автономии – и разоружения ХАМАС. Но что, если в результате нынешнего соглашения произойдет и то и другое? Пока что поверить в это крайне сложно, учитывая мириады проблем, которые могут помешать реализации договора. Но если вдруг такое все же произойдет, то тогда израильскому руководству придется тщательно оценить новую ситуацию. Отказываться от переговоров о мире под предлогом, что палестинцы разъединены или в Газе царит ХАМАС, уже не получится.

Итак, после подписания соглашения о примирении может начаться или не начаться новый этап в жизни сектора Газа. Если ХАМАС пойдет на разоружение своего военного крыла и перевод пограничных КПП под контроль автономии, в Газу войдут строительные компании, инвесторы и огромное количество гуманитарной помощи.

Фактически произойдет все то, что уже могло произойти после одностороннего размежевания. Тогда, в сентябре 2005 года, мне как журналисту довелось наблюдать, какую бурную деятельность развернули в Газе подрядчики из ОАЭ и Египта, инвесторы из Европы и арабского мира. Все закончилось после судьбоносных выборов в январе 2006 года и последующего решения ХАМАС не отказываться от своей смертоносной исламистской идеологии. Это решение стоило многим палестинцам в Газе жизни и здоровья.

По сути, ХАМАС сегодня признается в своей несостоятельности – подходит к концу эксперимент, длившийся 10 лет, на протяжении которых Газа по большей части жила без электричества и водопровода, зато с большим количеством боевых туннелей и ракет «Кассам». Решение проблем Газы сегодня необходимо, и на этот раз у сектора появился шанс – благодаря изменившейся геополитической ситуации, надвигающейся гуманитарной катастрофе и общей безысходности. Страшно подумать, что произойдет, если и этот шанс будет упущен.