Симметричным ответом демократов на появление Трампа в Белом доме становится формирование своего протестного движения по образу и подобию Чайной партии. Так они попытаются выбить табуретку из-под ног нового президента. Насколько вероятен такой сценарий? Что может ему противопоставить Трамп? 

После объявления ошеломляющих итогов президентских выборов тысячи американцев начали выходить на улицы, чтобы выразить протест против избрания Дональда Трампа. Демонстранты практически осадили неприступную черную башню Трампа на Пятой авеню, во многих крупных городах на протяжении нескольких недель проходили митинги и демонстрации. Кульминацией стал марш женщин, прошедший прямо на следующий день после инаугурации. Он собрал более миллиона участников в Вашингтоне и более пяти миллионов по всей стране. Организаторы марша уже объявили о новой кампании – 10 действий за 100 дней.

Эти цифры выбраны активистами неслучайно. Первые сто дней традиционно считаются важной точкой отсчета для президентства – за это время глава государства уже должен сделать первые шаги, выполнить первые обещания. Однако протестующие активисты намерены создать для президентства Трампа невыносимые условия и как можно более негативный фон.

Чайные традиции

Все это очень похоже на события восьмилетней давности, когда президентом США стал еще не поседевший, молодой Барак Обама. Как и Трамп сегодня, он тогда для многих американцев был воплощением надежды на лучшее. Как сейчас Трамп и республиканцы, в 2008 году Обама с демократами контролировал обе палаты Конгресса – лучшее доказательство массовой поддержки его тогдашней политической революции и курса на перемены. Но уже через месяц после вступления Обамы в должность серьезным ограничением для его президентства стало движение, получившее название Чайная партия.

Республиканская Чайная партия была порождением трех не связанных поначалу сил – гражданских активистов, радикальных элит и консервативных СМИ (прежде всего Fox News). Разрозненные выступления консерваторов, испуганных грядущей «либеральной революцией», широко освещались СМИ и получили поддержку со стороны некоторых республиканских доноров, которые, в свою очередь, принялись создавать целые сети новых отделений Чайной партии. В какой-то момент соединение этих трех сил привело к взрывному усилению Чайной партии, многочисленным и многолюдным митингам, появлению нового поколения ярких консервативных политиков, настроенных против Обамы. 

Менее чем за год Чайная партия сформировала среду, которая серьезно ограничивала свободу действий президента Обамы и стимулировала республиканских политиков занимать непримиримую позицию. Конгрессмены-республиканцы упрямо отказывались поддерживать ключевые инициативы Обамы, стремясь угодить внезапно радикализировавшемуся избирателю. При этом односторонние действия демократов подавались как попытка навязать обществу точку зрения одной партии, как диктатура либералов и лично бескомпромиссного Обамы. 

В результате уже через два года после триумфа Обамы республиканцы, сыграв на несоответствии высоких ожиданий от Обамы и тяжелой ситуации в экономике, одержали сокрушительную победу на промежуточных выборах в Конгресс. Они отобрали у демократов контроль над Палатой представителей, а вместе с ним и инициативу – принялись бойкотировать и блокировать действия президента. При этом, несмотря на триумф Чайной партии в 2010 году, кандидатом в президенты от республиканцев двумя годами позже стал не ее представитель, а центрист Митт Ромни. На сегодняшний день Чайная партия фактически сдулась, и победа Трампа на ноябрьских выборах с ней не связана.  

Эффект протестов

Этот сценарий, попортивший демократам немало крови в 2008–2010 годах, сейчас рассматривается многими как отличная возможность блокировать деятельность президента Трампа. Вместо консервативных бабушек и дедушек, которые протестовали против реформы здравоохранения Обамы, у демократов есть сотни тысяч либеральных жителей мегаполисов обоих побережий, а также стандартных демократических твердынь вроде Чикаго.

Их проще мобилизовать: для этих людей гражданский активизм в эпоху социальных сетей, удобных мобильных приложений и моды на социальную ответственность штука естественная. Кроме того, в городах-миллионниках гораздо проще собрать многотысячную толпу демонстрантов, чем в небольших городках глубинки. Серьезно встревоженные возможными последствиями президентства Трампа, доноры Демократической партии, начиная с самого очевидного — Джорджа Сороса, готовы поддерживать подобные инициативы деньгами, а CNN, уже превратившийся для нового президента в нежелательного агента и распространителя фейковых новостей, – естественный участник этой формирующейся коалиции.

Каким образом демократическая чайная партия может препятствовать политике новой администрации? Во-первых, столь мощное политическое движение будет усиливать нежелание демократов в Конгрессе сотрудничать с республиканцами. Это вынудит республиканцев тратить больше сил на проведение решений через парламент и их легитимацию. 

Во-вторых, это будет подрывать личный авторитет нового президента, который все время с гордостью говорит о том, что возглавляет самое большое и прекрасное движение в мире. Но реальность такова, что Трамп исторически непопулярен. На время переходного периода между выборами и вступлением в должность он имел самый низкий рейтинг одобрения в истории – если у Обамы за пару недель до инаугурации этот показатель колебался в районе 80%, у Клинтона – 65–70%, у избранного с пересчетом голосов Буша – 60%, то у Трампа он составлял лишь около 50%. Это вроде бы не имеет прямого влияния на политику, но неизбежно сказывается на поведении нового президента, особенно учитывая его раздражительность и другие личные качества. Для Трампа как человека и популиста это пунктик – он ведь должен быть самым обаятельным и привлекательным, в нем же никто не должен сомневаться. Толпы народа на улицах и уколы СМИ будут постоянно отвлекать его, лишать концентрации, заставлять обращаться к твиттеру.

Наконец, мобилизация демократов и неуравновешенность президента будут подрывать единство республиканцев в Конгрессе. Они и так не очень понимают эту новую реальность, не совсем довольны многими инициативами Трампа, вроде выхода США из Транстихоокеанского партнерства и строительства дорогой стены на границе с Мексикой. А тут еще каждый день им будут демонстрировать, что миллионы граждан активно протестуют против этой политики и президента Трампа. Многие конгрессмены-республиканцы помнят, как в 2010 году из-за похожей кампании Чайной партии демократы потеряли 63 места в Палате представителей и шесть – в Сенате. Эти воспоминания заставят их поволноваться и лишний раз подумать, как можно снизить собственные политические риски. 

Кроме того, не стоит списывать со счетов и политические амбиции некоторых молодых республиканцев, вроде Пола Райана и Марко Рубио, для которых неудача Трампа – это возможность самостоятельно претендовать на президентский пост. Пока антитрамписты внутри правящей партии смирили гордыню и заявляют о безоговорочной поддержке президента, но во многом сохраняют свободу рук и всегда могут ударить в спину.

Оборона Трампа

Впрочем, нельзя сказать, что левым будет проще построить собственную чайную партию только потому, что у американцев уже есть опыт создания такой протестной политической силы. Прошедшая президентская кампания показала, что нет таких ошибок, которые не могли бы совершить демократы в борьбе за власть.

Первая ошибка, которую могут совершить демократы, – построить свое массовое протестное движение на теме защиты меньшинств и логике культурных войн. Конечно, такие темы там неизбежно будут – из-за ценностей мегаполисов и левых активистов, но они не должны затмевать все остальное. Иначе это будет сливаться с темой принудительной политкорректности, которая потерпела поражение минувшей осенью. 

Политика Трампа будет подталкивать демократов именно к защите ущемленных или потенциально угнетаемых групп населения. И тут важно сохранить идею инклюзивности протеста, чтобы объединять самые разные сообщества вокруг изначально узкой тематики. Так, прошедший марш женщин был и для мужчин тоже. Протесты против указа Трампа, запрещающего въезд в США гражданам нескольких мусульманских государств, формулируются и подаются как противостояние не характеру президента, а антиконституционности его действий. Как и Чайная партия республиканцев, которая апеллировала к отцам-основателям и Бостонскому чаепитию, демократы ищут такие положения американской Конституции, которые позволяли бы им создать действительно широкую коалицию против Трампа.

Серьезной ошибкой стало бы привлекать в движение раскрученных звезд Голливуда и поп-музыки. Даже если кто-то из них действительно не понаслышке знает, что такое дискриминация, для десятков миллионов простых американцев они все равно будут звездами-миллионерами. И их присутствие только укрепит образ Трампа как единственного борца с испорченной системой. В свое время успех Чайной партии во многом основывался на том, что против Обамы выступали не старые кадровые политики эпохи Буша, а свежие лица. Истории Чайной партии (как и сторонников Трампа, тут есть схожесть) – это рассказы от первого лица, беды и горести простых американцев, и это воздействует гораздо сильнее, чем успехи официальной статистики или ругань знаменитой певицы.

Вообще последние 18 месяцев должны были бы научить демократов тому, что если бросаться на Трампа всем миром, то это не лишает его поддержки, а, напротив, создает ее. Но не научили. Кстати, Трамп здесь не единственный пример – в 2004 году переизбрание Джорджа Буша-младшего на пост президента произошло в том числе потому, что Голливуд слишком навалился на него. Фильм Майкла Мура «Фаренгейт 911», разоблачавший республиканские элиты, производил серьезное впечатление на демократов, которые и так были настроены против Буша, но вызывал двойственные чувства у республиканцев: они, наоборот, сплотились вокруг своего президента. Таким же образом атаки Голливуда и разных селебрити лишь мобилизуют сторонников Трампа. 

Это касается и атак на команду Трампа. Она, как мы помним, разношерстна и, как показывают слушания в Сенате, не всегда компетентна. Другое дело, что демократы совершенно зря пытаются поднять некомпетентность ряда кандидатов на знамя в своем походе против Трампа – для его базового электората принципиальны не знания, а аутсайдерский статус новых назначенцев. Они хотят обновления и действия. Мол, наконец эти яйцеголовые обамовские снобы уходят. Надоели эти, которые умеют, но не делают. Пусть придут неумехи и наломают дров – авось что-нибудь получится.   

Наконец, нельзя забывать, что республиканцы в целом и Трамп в частности гораздо лучше готовы к вышеописанному сценарию, который в 2008–2010 годах оказался для обамовцев совершенно неожиданным. Трамп – это политик-популист, который умеет обращать протесты в свою пользу и противопоставлять рациональным аргументам альтернативные факты и эмоции. Он уже доказал, что может, как опытный серфингист, бесконечно долго держаться на сколь угодно высокой волне протеста. Однако теперь его задача не только продвигать свой бренд, но и работать президентом США, – и управлять в условиях постоянно митингующих улиц будет с каждым днем все сложнее.