Девятнадцатого мая в Иране состоятся выборы президента. Почему это важно? Ведь человек, который занимает эту должность, не является главой государства и не определяет политический курс. Все решения в Иране принимает верховный (и духовный) лидер. Уже 28 лет эту роль исполняет аятолла Али Хаменеи. Однако и он так или иначе ориентируется на выбор народа. Личность президента отражает настроения в иранском обществе, а это, соответственно, задает направление, по которому будет развиваться страна ближайшие четыре года.

При любом исходе выборов Тегеран не откажется от своих политических амбиций и взглядов на происходящее в мире, не будет резко менять союзников и мириться с врагами. Все, что изменится, – это риторика и стиль дипломатии. Иран делает выбор между открытой враждебностью по отношению к Западу и соседям времен президентства Махмуда Ахмадинежада и деловым разговором, начатым во времена Хасана Рухани. Вопрос в том, какой Иран больше устраивает Россию и международное сообщество.

На кого делать ставку?

Основных претендентов на этот пост двое – действующий президент Хасан Рухани и бывший прокурор страны, а ныне хранитель усыпальницы имама Резы в городе Мешхеде Эбрахим Раиси. Последний – близкий соратник и наиболее вероятный преемник верховного лидера Али Хаменеи. Победа на президентских выборах для него дело чести и дополнительные очки на пути к более высокой должности.

Многие эксперты не исключают, что избрание нового руководителя Ирана не за горами – 77-летний Хаменеи испытывает немало проблем со здоровьем. И только при смене верховного лидера можно будет говорить о смене иранской политики. Пока же оба кандидата расходятся только в том, как сделать «Иран великим». Но одинаково сильно стремятся достичь этой цели.

Рухани поддерживают так называемые реформаторы. Он прагматик, тогда как его предшественник Ахмадинежад и нынешний соперник Раиси относятся к группе консерваторов и клерикалов. И если окружение Рухани считает, что иранцы выиграют от определенной степени открытости перед внешним миром, то представители консервативных кругов называют отношения с Западом развращающими и контрпродуктивными. Они призывают искать потенциал развития Ирана внутри страны.

Казалось бы, международное сообщество заинтересовано в том, чтобы президентом остался Рухани, чья команда добилась заключения ядерной сделки. То есть согласилась свернуть военные программы Ирана в атомной сфере в обмен на снятие санкций. В теории, если все стороны выполнят свои обязательства, сделка должна привести к более безопасной ситуации в регионе и мире. А также, что немаловажно, она открыла широкие возможности по работе в Иране для многих международных компаний, прежде всего нефтегазовых.

Но все не столь однозначно. Многие и на Западе, и на Востоке сомневаются в искренности намерений Тегерана свернуть свои военные ядерные программы, да и в целом не считают, что угроза со стороны Ирана стала меньше. Политический аналитик телеканала «Аль-Джазира» Марван Бишара отмечает, что при Рухани, прикрываясь лозунгами о реформах и умеренности, Тегеран проводил более агрессивную и циничную политику на Ближнем Востоке, чем это было во времена Ахмадинежада.

Действительно, за последние несколько лет Иран усилил свое политическое и экономическое влияние в регионе, в первую очередь в Ираке и Сирии. Это произошло не только благодаря политике иранского руководства. Ирану никто не мешал, а давление Запада на сирийский режим только подталкивало Дамаск в объятия Тегерана. США в Ираке фактически самоустранились.

Впрочем, умалять заслуги Рухани тоже не стоит. С ним, в отличие от Ахмадинежада, не стыдились иметь дело любые политики мирового уровня. Ведь он так красиво говорит о реформах и открытости Ирана.

Но есть две страны, которых не устраивает подобное развитие событий, – Саудовская Аравия и Израиль. Ближневосточные соседи прекрасно понимают, что красивые слова не означают смены курса. Израиль был и остается главным врагом Ирана, его мишенью. Эр-Рияд – основной конкурент Тегерана в исламском мире.

Положить конец иранским политическим амбициям, заручившись прежде всего поддержкой США, будет проще, если у власти в Иране окажется второй Ахмадинежад. С Рухани играть в такие игры сложнее. Именно поэтому постоянно предпринимаются попытки или подорвать авторитет Рухани, или спровоцировать иранских политиков.

Как спровоцировать Тегеран

Удобнее и надежнее всего действовать через США. И сразу же после избрания нового американского президента саудовцы и израильтяне бросили все свои дипломатические усилия на то, чтобы помешать сближению между Вашингтоном и Тегераном. Во многом они преуспели. На повестке администрации Дональда Трампа пересмотр ядерной сделки. Впрочем, пересмотр затянулся, Вашингтон готов сделать шаг в любом направлении. Многое будет зависеть от исхода выборов в Иране и того, какой окрас примет иранская дипломатия.

Но все же тот факт, что ядерная сделка находится под угрозой срыва, не мог не нанести урон Рухани. Ведь это основной козырь в его предвыборной кампании. Команда Рухани подчеркивает, что после отмены санкционного режима иранская экономика начала расти, хотя для того, чтобы в полной мере получить дивиденды от заключенного соглашения, не хватило времени. Полтора года против восьми лет изоляции Ирана во времена Ахмадинежада. При Рухани удалось снизить инфляцию (7,5% вместо 25–30% в последние годы), но не победить безработицу, уровень которой бьет рекорды (12% трудоспособного населения в целом, более 20% среди молодежи).

Однако аргумент о нехватке времени звучит неубедительно для сторонников Раиси и многих еще не определившихся в своем выборе иранцев. Они не отрицают необходимость ядерной сделки, но считают ее результаты недостаточно полезными для Ирана. После последних предвыборных дебатов, посвященных экономике, рейтинг Рухани пошатнулся. Он не смог убедительно опровергнуть обвинения в коррупции со стороны команды Раиси.

А если в дополнение к экономическим проблемам окажется, что будущее ядерной сделки туманно и США готовы пересмотреть соглашение, то все достижения действующего президента Ирана будут обнулены. Стоит ли ему отдавать свой голос? И стоит ли вести диалог с Западом или с той же Саудовской Аравией, которые столь вызывающе ведут себя в отношении Ирана, особенно в последнее время?

Если еще в феврале – марте 2017 года ближневосточные СМИ активно обсуждали возможное примирение между Эр-Риядом и Тегераном, то за несколько недель до иранских выборов на повестке дня снова оказалась тема потенциальной войны между двумя странами. Началось все с высказываний заместителя наследного принца и министра обороны Саудовской Аравии Мухаммеда бен Салмана Аль Сауда. В интервью телеканалу «Аль-Арабия» он отверг возможность диалога с Тегераном и обвинил иранцев в пропаганде экстремизма и в стремлении доминировать в мусульманском мире. Особо Тегеран задели слова, что Саудовская Аравия не будет ждать, когда ее территория станет полем битвы, и будет работать над тем, чтобы полем битвы стал сам Иран.

Ответ не заставил себя ждать. «Мы им советуем не глупить. Однако если же они сделают что-либо необдуманное, мы не оставим ни одного места в целости и сохранности, за исключением Мекки и Медины», – это высказывание министра обороны Ирана Хосейна Дехгана разошлось по всем мировым СМИ. Арабская пресса как по отмашке снова заговорила об иранской угрозе.

На этом фоне особенно интересно совпадение иранских выборов с ближневосточным турне Трампа. В ходе своей первой президентской поездки он посетит и Саудовскую Аравию, и Израиль. Безусловно, в обеих странах речь пойдет об Иране. Тем более что с саудитами планируется заключить сделку о поставках оружия на сумму $200 млрд.

Кроме того, во время визита в Саудовскую Аравию Трамп проведет переговоры с лидерами арабских государств Персидского залива, запланирован также и американо-мусульманский саммит, на который приглашены главы 18 стран, где ислам является доминирующей религией. Среди них Индонезия, Азербайджан, Турция, Нигер, но не Иран. Речь, помимо прочего, пойдет о создании совместной коалиции по противостоянию экстремизму и терроризму. И это не что иное, как прямой вызов Ирану, попытка превратить его в регионального изгоя. Другой вопрос, что поговорить еще не значит сделать. Не каждый из тех, кто приедет в Саудовскую Аравию, готов к открытому противостоянию с Ираном. Скорее это будет демонстрацией силы при помощи США.

Российский фактор

В этом раскладе нельзя забывать и о России. В том, чтобы перетянуть Москву на свою сторону, заинтересованы многие участники ближневосточной игры. Все тот же Мухаммед бен Салман в интервью The Washington Post заявил, что Саудовская Аравия старается убедить Россию не делать все ставки в регионе на Иран.

В последнее время не всегда простые российско-саудовские отношения действительно неплохо развиваются. Обе стороны демонстрируют удивительное согласие в нефтяных вопросах (от цен на нефть до совместных проектов), хотя уровень сотрудничества между Москвой и Эр-Риядом далек от того, что существует в американо-саудовских отношениях.

Но от Тегерана Россия тоже отказываться не будет. Во-первых, это достаточно опасный региональный партнер-соперник. Во-вторых, добрые отношения с Ираном – удобная карта для торга в отношениях и с Западом, и с арабскими странами Персидского залива.

Так, замглавы МИД РФ Михаил Богданов заявил, что Москва все время пытается выступать в качестве посредника между американцами и иранцами, иранцами и саудитами. Он подчеркнул, что это непросто, но в то же время другого пути нет.

Не желая терять свои позиции в Иране, Москва также старается обезопасить себя при любом исходе выборов. С Рухани у российского руководства давно сложились близкие отношения, немаловажным стал визит иранского президента в Москву в марте этого года, фактически накануне выборов. Но без внимания не остался и соперник Рухани. С Раиси в середине апреля встретился в ходе визита в Иран президент Татарстана Рустам Минниханов. В итоге Россия не избежала обвинений в попытке вмешаться в иранские выборы с обеих сторон – и реформаторов, и консерваторов.

Иранские СМИ, а вслед за ними и западные, и арабские обсуждают, какой президент Ирана более выгоден России. Среди версий есть теория, что Москва предпочитает изоляцию Ирана ради того, чтобы быть единственным союзником Тегерана. Есть и другая позиция – в случае избрания Раиси Москву будет проще убедить перестать поддерживать иранцев и выступить против них единым фронтом с Саудовской Аравией, Израилем и США. Обе версии хоть и упрощают реальность, не лишены смысла и подтверждают, что у России будет возможность воспользоваться любым исходом выборов для усиления своих позиций.