Китайский путь 瞭華

20.10.2017

Как XIX съезд КПК изменит Китай и его отношения с миром

Эксперты Карнеги отвечают на вопросы, как начавшийся в Пекине XIX съезд КПК и последующие политические назначения могут повлиять на политику Китая и его роль на мировой арене
4.10.2017

Система распознавания лиц. Как в Китае готовятся арестовывать за будущие преступления

Китайские власти уверены, что с помощью системы видеонаблюдения, распознавания лиц и анализа больших данных можно делать достоверные прогнозы о возможных преступлениях и находить потенциальных преступников. Нет ничего криминального, если человек купил, например, кухонный нож. Но если вместе с ножом он еще купил мешок и молоток – такой человек для системы считается потенциально опасным
8.09.2017

Что не так с планами России инвестировать в биткойны

Вкладываться в перенасыщенный рынок майнинга определенной криптовалюты, тем более на государственном уровне, – крайне рискованное мероприятие. Инвестиции в большие фермы едва ли окупаются исключительно за счет майнинга. И в мире уже думают над тем, как продлить бизнес-модель за счет комиссионных и услуг с добавленной стоимостью
10.08.2017

Почему китайцам запретили обсуждать Путина в соцсетях

История с временным запретом комментировать в китайских соцсетях публикации, где упоминается Путин, интересна с двух точек зрения. Прежде всего, она дает представление о том, что и каким образом контролируется сегодня в китайском интернете. Однако главное – этот сюжет раскрывает важные особенности функционирования китайской политической системы, которая при Си Цзиньпине приобретает новые черты
24.07.2017

Третье место на двоих. Как Китай и Россия начинают строить широкофюзеляжный самолет

Судя по тому, как самолет опекают Владимир Путин и Си Цзиньпин, это политический проект. У России и Китая большие амбиции: они хотят быть в немногочисленной высшей лиге государств с собственным гражданским авиапромом наравне с США и Европой. Ради этих амбиций страны даже готовы объединиться, ведь поодиночке им не одолеть ни Airbus, ни Boeing
18.07.2017

Большой брат 2.0. Как Китай строит цифровую диктатуру

Став во главе Китая, Си Цзиньпин начал с жесткой борьбы с коррупционерами в рядах партийцев, а теперь намерен взяться за все общество. С помощью цифровых технологий и big data система будет анализировать данные о каждом гражданине, присваивая ему индивидуальный рейтинг. Законопослушных обладателей высокого рейтинга ждут льготы и поощрения, низкого – трудности и остракизм
5.07.2017

Пролетарии против коммунистов: почему бунтуют китайские рабочие

Борьба Китая с неэффективностью промышленности чревата масштабными сокращениями рабочих. Поэтому провести китайскую экономику между тупиковым вариантом с накачкой зомби-предприятий деньгами, которые рано или поздно кончатся, и перспективой бороться против стачечного фронта по всей стране – одна из самых сложных задач, которую предстоит решать команде Си Цзиньпина в следующем политическом цикле
29.06.2017

Придут ли китайские инвестиции в порты Дальнего Востока

Своего порта на Японском море у Китая нет, и Россия могла бы этим воспользоваться. Но для реализации задумки с привлечением китайских грузов необходимо, с одной стороны, упростить трансграничный контроль, а с другой – серьезно вложиться в дороги и порты. Учитывая, что оба вопроса – прерогатива самой России, вопрос о реализации международного транспортного коридора «Приморье» завис всерьез и надолго
21.06.2017

Вирусная дипломатия: как Китай использует интернет в своей внешней политике

Несмотря на изолированность китайского интернета, Пекин старается, чтобы в заграничной части сети его голос был услышан. В ход идут вирусные пропагандистские ролики про пятилетки, личные аккаунты чиновников и даже активность китайских СМИ в заблокированных внутри страны соцсетях
15.06.2017

Будущее Шанхайской организации сотрудничества: как его видят в Москве, Нью-Дели и Пекине

На XVII саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Астане в число участников этой организации официально вошли Индия и Пакистан. Если добавить сюда основателей ШОС – Китай и Россию, то получится, что в организацию теперь входят ключевые державы континентальной Евразии. Но превратит ли это ШОС в важную площадку для координации интересов великих держав на евразийском пространстве? Или организация, наоборот, рухнет под грузом взаимного недоверия? Эксперты Фонда Карнеги объясняют, как будущее ШОС сегодня видится в Москве, Нью-Дели и Пекине
Пожалуйста, обратите внимание

Вы покидаете сайт Центра мировой политики Карнеги-Цинхуа и переходите на сайт Московского Центра Карнеги.

请注意...

你将离开清华—卡内基中心网站,进入卡内基其他全球中心的网站。