Владимир Путин возвращается в Кремль и в напарниках более не нуждается. Опыт удался. И все потому, что Путин - очень хороший психолог: он знал, кого назначать местоблюстителем, полагает известный российский политолог, ведущий научный сотрудник Московского Центра Карнеги Лилия Шевцова.

- Лилия Федоровна, как вы относитесь к прогнозам, согласно которым Владимир Путин и Дмитрий Медведев будут меняться местами до 2036 года, как то позволяет Конституция РФ? Или тандем выдохнется раньше?

- Я почти уверена, что тандема больше не существует и что решение об отправке Медведева в предвыборный список "Единой России", а также обещание сделать его главой правительства при президенте Путине не более чем способ постепенно спустить его с политических небес на землю. Иными словами, с высоты участника правящего тандема на второстепенную роль. Медведев уже стал "хромой уткой" и будет таковой в ближайшие восемь месяцев. Думаю, эта роль для него весьма унизительна. И тот факт, что Путин согласился с отставкой Алексея Кудрина, говорит, скорее, в пользу того, что таким образом премьеру пришлось компенсировать Медведеву имиджевые потери, дав ему возможность напоследок продемонстрировать "крутизну".

- Значит, тандема больше нет?

- Тандем умер. И, наконец, мы можем по-настоящему оценить его эффективность. Если исходить из логики выживания той системы власти, которая сформировалась в России, тандем свою задачу выполнил. И сделал это блестяще, обеспечив сохранение у власти Путина. В итоге Путин, не нарушая Конституции, гарантировал себе возвращение в Кремль, по крайней мере на ближайшие 12 лет.

Но теперь перед правящей группой стоят иные задачи. В условиях надвигающегося кризиса дальнейшее раздвоение вертикали не нужно, оно для нее опасно. В сложные времена, которые наступают, в ситуации, когда Россия сползает в кризис, когда возможности государства подкупать общество ограничены, когда инфраструктура разваливается, а изъяны сырьевой экономики становятся все более очевидными, правящей группировке нужен лидер, который четче, если хотите, жестче, способен отражать интересы этой группы. Таким лидером является только Путин.

- Иными словами, российская политическая традиция остается неизменной: лидер уходит от власти либо вперед ногами, либо по состоянию здоровья...

- Ельцин оставался бы у власти до конца своих дней, если бы позволяло здоровье. Но оно не позволяло, и он создал традицию назначения преемника. Это своего рода неомонархизм, только не наследственный, а корпоративный. Власть передается в рамках одной корпорации. Впрочем, элемент наследственности все же присутствует, но во втором эшелоне власти.

Не будем забывать, что контроль над ресурсами сплошь и рядом передается детям, женам, другим ближайшим родственникам. Чтобы убедиться в этом, достаточно ознакомиться с составом советов директоров наиболее привлекательных компаний. Увы, в России возрождается сословная структура общества…

- Зачем Медведев возглавил предвыборный список "Единой России"?

- Как мне кажется, для Путина очень важно чувство корпоративности, он понимает, что такое чувство локтя и, как мы знаем, своих не сдает. Единственный пример, когда человек был выброшен из его круга, - бывший глава Госнаркоконтроля Виктор Черкесов. В рамках этой логики Путин исходил из того, что Медведев должен получить благодарность за ту лояльность, которую он проявлял все эти четыре года. Нужно было найти Медведеву достойное место. Какое? Глава Конституционного суда? Слишком мелко. Пообещать премьерский пост? Это еще слишком долго - премьером Медведев может стать не раньше мая следующего года.

А что сейчас? Вот ему и предложили возглавить список "Единой России". Впрочем, меня не покидает ощущение, что одновременно Путин вполне цинично решал и другую задачу. Сдав партийный список Медведеву, он фактически отмежевался от самой партии, которую уже давно окрестили партией жуликов и воров. Сбросил эту изношенную шубку на плечи Медведева. Но, думаю, окончательно отдавать "Единую Россию" Путин все-таки не собирается. Да и премьерство Медведева может быть временным и ситуативным. Я не уверена, что он будет успешным премьером в очень сложной экономической ситуации…

- Но не станет ли появление Медведева в списке ЕР дополнительной проблемой для партии власти?

- Я думаю, вполне может стать таковой. Ведь партия власти всегда цеплялась за путинский рейтинг. Только запрыгивая ему на спину, они могли получать свои сомнительные шестьдесят с лишним процентов. Приход Медведева в лидеры списка наверняка будет стоить партии некоторого количества голосов. Мне кажется, последствия этого шага не были до конца продуманы командой Путина.

Возможно, причина в том, что масса политических, а скорее, психологических обстоятельств заставила Путина форсировать события и озвучить решения по поводу участия в президентских выборах уже в сентябре. Может быть, Путин переоценил активность группы сторонников Медведева, пытавшихся продвигать шефа на второй срок.

Я не исключаю, что в этой спешке рассуждения о судьбе "Единой России" просто отошли на второй план.

- Вы упомянули окружение Медведева, которое продвигало его на второй срок. А сам-то он этого хотел?

- Медведев - человек договоренностей. Он лояльный секретарь, младший соратник Путина на протяжении почти двух десятилетий. Поэтому вряд ли у Медведева было стремление выйти из путинской орбиты и нарушить договоренности. Путин - очень хороший психолог, он знал, кого назначать местоблюстителем. Другое дело - команда Медведева: ей хотелось стать командой первого лица в государстве. Но сам Медведев не давал никаких сигналов на этот счет.

- Михаил Прохоров написал, что отставка Кудрина - признак нарастающего конфликта внутри элиты, и поэтому мы, как он выразился, "стоим на пороге очень значимых событий". Вы считаете, это адекватная оценка происходящего или Прохоров излишне драматизирует ситуацию?

- Михаил Прохоров в истории с "Правым делом" уже доказал, что не всегда адекватен в оценке политических событий. Возможно, он владеет какой-то инсайдерской информацией, но лично я не вижу никаких признаков конфликта в нынешней политической элите. Я не вижу никаких контрэлит, я не вижу никаких серьезных конфликтных ситуаций внутри правящей команды. Наоборот, она укрепляет свои ряды, чтобы удержаться у власти и после 2012 года.

Есть, конечно, противоречия между отдельными членами команды, есть борьба амбиций, есть борьба за места, но все это в рамках единой корпорации. И даже история с Кудриным, в основе которой взаимная личная неприязнь Кудрина и Медведева, не разрушает корпорацию, не создает из Кудрина и Медведева лидеров отдельных команд.

- Вы допускаете возвращение Кудрина? Он не переступил черту, после которой возврат невозможен?

- Что вы! Кудрин - стопроцентно путинский человек. Кудрин и Путин связаны историей и взаимными обязательствами. Кудрин обладает уникальной информацией о финансовых потоках, он никогда, по крайней мере открыто, не противоречил Путину, он остается человеком системы. А то, что произошло между ним и Медведевым, наоборот, даже повышает шансы Кудрина вернуться на статусную роль. Например, в случае провала будущего кабинета Медведева.

- Некоторые аналитики говорят, что прочность системы под вопросом, что в условиях кризиса возможен социальный взрыв. По-вашему, такая угроза есть или это всего лишь страшилки внесистемной оппозиции?

- Понимание непрочности системы есть не только среди аналитиков и оппозиционеров, но среди широкого круга людей, принадлежащих к системе. Причем меня порой поражает их весьма апокалиптическое представление о том, что происходит в России.

Один из вопросов, который всерьез обсуждают эксперты, работающие на правительство, в каком году сегодня находится Россия, если сравнивать с СССР - в 1989-м, 1990-м или 1991-м? То есть пессимизм налицо. Что же касается общества, то опросы не позволяют нам делать вывод о приближающемся социальном взрыве.

Общество по-прежнему разрознено и расколото. Но оно не имеет нормальных каналов, чтобы выражать свои интересы. Между населением и властью нет вызывающих доверие каналов связи, а поэтому нет и объективной картины общественных настроений. Отсюда страх перед тем, что взрыв может возникнуть в любой момент, из ниоткуда.

Оригинал интервью