Чудес не бывает. Август остается августом, даже если СССР больше нет. 19 августа 2015 года, в 24-ю годовщину ГКЧП, один из тех советских лидеров, кто, по мнению многих аналитиков, мог тогда, в  начале 1990-х, помочь уберечь от развала Советский Союз, предпринял попытку спасти хотя бы свою страну – Казахстан – от дефолта.

Президент Нурсултан Назарбаев объявил о переходе Казахстана к новой экономической политике. Сделал он это на следующий день после батискафного спуска Владимира Путина на дно Черного моря в Балаклаве, где тот искал подтверждения тысячелетнего права на владение Крымом. У российского руководства свой август. Но у Казахстана такого «Крыма» нет, поэтому приходится принимать непопулярные решения, которые хотя и шокировали многих, в том или ином виде были вполне ожидаемы.

Навстречу $30

Назарбаев, ссылаясь на среднесрочные прогнозы мировых цен на нефть, согласно которым баррель будет стоить не больше $30–40, дал поручение своему правительству и Нацбанку принять «эффективные упреждающие меры по обеспечению сбалансированной бюджетной и монетарной политики». Как бы в подтверждение этих слов мировые цены на нефть продолжили падать, уже до $46 за баррель 20 августа.

Также президент Казахстана говорил том, что низкие цены на нефть и металлы «могут сохраниться в течение пяти лет», доступ развивающихся стран к инвестициям и капиталу становится все более ограниченным, а спрос на казахстанскую продукцию на ее основных рынках сбыта – в России и Китае – слабеет. Это, между прочим, было единственным упоминанием России в ходе всего выступления президента Казахстана. Не упоминали Россию и другие руководители страны, обсуждая поставленные перед ними Назарбаевым задачи. Не прозвучало ни одной ссылки и на Евразийский экономический союз как возможный стимул для выхода казахстанской экономики из нарастающего кризиса.

Вместо этого Назарбаев призвал изучать опыт весьма далеких стран – Австралии и Канады, имеющих, по его словам, «схожий с нами экономический уклад и прошедших аналогичный путь развития за последние 30 лет». Ссылки на схожесть экономик тут, конечно, выглядели явным преувеличением, скорее речь шла о похожем сочетании огромной территории и природных ресурсов при сравнительно небольшом населении.

Обещанные необходимые решения были объявлены уже сегодня, после экстренного заседания правительства. Премьер-министр Карим Масимов сообщил об отмене валютного коридора и переходе казахстанского тенге к свободно плавающему курсу. В результате курс тенге сразу же, за одно утро снизился с 188 до 255 за доллар, то есть примерно на треть.

Вслед за президентом уже премьер-министр Масимов предупредил, что в ближайшие 5–7 лет Казахстану придется жить в условиях цены на нефть $30–50 за баррель. Его чуть более оптимистичные оценки, чем у Назарбаева, видимо, объясняются тем, что президент Казахстана взял на себя неблагодарную задачу озвучить наиболее мрачный сценарий. Подобный стиль характерен для елбасы, который своим авторитарным характером и безусловным политическим авторитетом обеспечивает свободу маневра для правительства, прикрывая его от нападок за непопулярные решения.

Без коридора

Резкой девальвации тенге ожидали от Астаны уже сразу после досрочных президентских выборов в апреле этого года, которые больше напоминали референдум о доверии Назарбаеву. Собственно, и само проведение досрочных выборов многие объясняли необходимостью решить политические вопросы до того, как придется срочно девальвировать тенге, спасая конкурентоспособность казахстанской экономики на фоне двукратной девальвации российского рубля. Тогда, защищая свой внутренний рынок, Астана пошла на беспрецедентные меры, запретив, в частности, на полтора месяца импорт в Казахстан ставших невероятно дешевыми российских ГСМ.

С девальвацией, однако, в Астане решили тогда повременить – видимо, слишком уж неприличным показалось подтверждение предвыборных предсказаний. Надо было выдержать паузу. И только недавно, 15 июля, глава Нацбанка Кайрат Келимбетов вместо ожидавшейся девальвации объявил о расширении валютного коридора, клятвенно пообещав, что курс доллара не превысит планку 190 тенге в ближайший квартал.

Сегодня утром премьер Масимов оправдывал невыполненные обещания угрозой дефолта. По его словам, альтернативой девальвации могли стать только активные валютные интервенции, в частности из Нацфонда Казахстана, но правительство не хочет трогать резервы, и худшие времена могут быть еще впереди. Поэтому пока власти ограничатся изъятием из Национального фонда $8 млрд для текущего бюджета и еще $3 млрд для инфраструктурной программы «Нурлы жол» («Светлый путь»).

Речь идет о программе «100 шагов навстречу простым людям», широко разрекламированной еще три месяца назад, сразу после очередного переизбрания Назарбаева президентом на следующие пять лет. Ясно теперь, что этих «шагов» будет существенно меньше, если их вообще начнут делать.

Придется забыть

Ситуацию в Казахстане сегодня можно было назвать управляемой паникой. Избежать панических настроений полностью не удалось, хотя премьер Масимов вместе с главой Нацбанка Келимбетовым вышли на брифинг к прессе, транслировавшийся в прямом эфире по нескольким каналам казахстанского телевидения и продолжавшийся более двух часов.

В утренние часы большинство пунктов обмена валюты в Алма-Ате были закрыты. Люди безуспешно пытались успеть обменять свои подешевевшие тенге на доллары по старому курсу. Подобное же происходит и в других городах, банки ждут стабилизации курса доллара.

Премьер Масимов пообещал, конечно, «поддержку социально уязвимым слоям населения». Можно не сомневаться, что эти заверения еще вспомнят ему позже, когда начнутся всерьез казахстанские игры престолов за политическое наследство елбасы.

Также премьер еще раз напомнил, за счет чего в предыдущие годы развивался Казахстан: «В последние 15 лет драйвером развития мировой экономики был Китай, который был основным потребителем сырьевых ресурсов, за счет этого в Казахстане бурно развивалась добывающая и нефтяная промышленность, были хорошие поступления в государственный бюджет». Рефреном здесь звучало: теперь об этом приходится забыть. Дополнительный вес речи премьера Казахстана придавало то, что это было его первое большое публичное выступление за последние два с лишним года.

Надо заметить, что в нынешних обстоятельствах крупной победой Казахстана стало его почетное поражение в борьбе за право проведения зимней Олимпиады-2022. Алма-Ата недавно проиграла Пекину всего четыре голоса членов МОК. Затраты на амбициозный проект всемирной выставки ЭКСПО-2017 в Астане уже сейчас начали подвергаться серьезным сокращениям; назначенный недавно главой кампании по проведению выставки экс-мэр Алма-Аты Ахметжан Есимов уволил примерно половину топ-менеджмента. Можно только догадываться, как пришлось бы выкручиваться Казахстану, если бы он выиграл Олимпиаду.

Аркадий Дубнов – политолог, эксперт по Центральной Азии

следующего автора:
  • Аркадий Дубнов