После многолетнего перерыва НАТО опять расширяется – на последнем саммите в Брюсселе принято окончательное решение взять в альянс Черногорию. Расширение вроде бы совсем незначительное, но одно из самых удивительных. Кто бы мог подумать, что человек, который 20 лет назад клеймил Милошевича предателем сербских интересов за излишнюю мягкость в Дейтоне, сегодня будет всеми силами тащить свою страну в НАТО, а само НАТО будет этого человека охотно принимать, не высказывая никаких претензий к его великосербскому прошлому.

И тем не менее это случилось. Многолетний премьер Черногории Мило Джуканович, впервые занявший эту должность еще в 1991 году, через несколько месяцев станет одним из лидеров стран НАТО. Тут забыты и бомбардировки 1999 года, и статус Черногории как единственной страны Восточной Европы, где власть так ни разу и не поменялась со времен распада соцлагеря, и ордера на арест от прокуратуры Неаполя. Все это задвинули подальше на фоне гораздо более принципиальных соображений.

Когда украинский кризис наглядно показал, что даже самые, казалось бы, сонные окраины Европы могут в любой момент рвануть полноценной войной, на Западе осознали, что у них нет времени ждать, когда на Балканах к власти придет поколение лидеров поприличнее, а старые конфликты забудутся. Без должной опеки не забудутся – только новые нарастут. Поэтому последнее белое пятно на карте Европы – Западные Балканы – надо поскорее загнать в плотные ряды западных институтов, пока они не устроили что-нибудь неприятное уже даже не рядом, а внутри европейских границ.

Время вступать

Наверное, у балканских государств, к которым Россия всегда проявляла повышенный интерес, действительно были некоторые причины разволноваться из-за событий в Крыму. Но для Джукановича происходящее стало идеальным основанием, чтобы по полной программе воспользоваться страхами Запада перед очередным балканским хаосом в целом и участием в этом хаосе России в частности.

С самой ранней весны 2014 года, когда в Донбассе все еще было мирно, а Евросоюз только-только начинал вводить свои первые, пока несерьезные санкции, Джуканович решил, что вот он, тот момент, когда надо рискнуть туристическими доходами, торговыми связями, рынком недвижимости и вообще отношениями с Россией, чтобы втащить Черногорию на русской угрозе в НАТО и Евросоюз, а самому при этом остаться у власти, несмотря на все претензии к его прошлому и настоящему.

Пока остальные лидеры Западных Балкан пытались понять, что теперь будет с российскими газопроводами, как украинские дела соотносятся с опытом Косова и боснийских сербов и стоит ли им вообще влезать в конфликт такого масштаба, Джуканович твердо решил, что влезать стоит, и в первых рядах. Тогда в мире творилось такое, что позиция маленькой Черногории не прозвучала особенно громко, но кому надо, тот услышал.

Уже в марте 2014 года Черногория, в отличие от своих остальных соседей по бывшей Югославии, присоединилась к санкциям ЕС против России. Потом на Генассамблее ООН не стала воздерживаться и проголосовала за осуждение крымского референдума – опять же в отличие от Боснии и Сербии. А уже в апреле 2014 года Джуканович был в Вашингтоне, где на встрече с Байденом заявил, что НАТО надо срочно расширяться на Восток, чтобы достойно ответить на украинский кризис.

Само собой, черногорский премьер отказался ехать в Москву на парад в честь 70-летия Победы. А для окончательного создания атмосферы черногорские СМИ начали обсуждать утечки из мутных источников, что Кремль требовал от правительства Черногории открыть в стране русскую военно-морскую базу –на случай потери сирийской. За согласие обещал миллиарды, за отказ – «вежливых людей».

Войдут все

Маневры Джукановича удачно совпали с некоторыми из тех выводов, которые сделали из украинских событий западные лидеры. В Евросоюзе всегда понимали, что, несмотря на крайнюю бедность и кучу внутренних конфликтов, нельзя бросать Западные Балканы жить самостоятельно. Скорее наоборот, именно из-за такого количества конфликтов за этими странами надо присматривать, придумывать для них всякие созидательные программы, заставлять примиряться, награждать за правильное поведение и так далее, иначе они в отчаянии опять могут натворить какой-нибудь ужас – потом всем будет неудобно.

Но эта задача, хоть и осознавалась, не воспринималась как первоочередная. До кризиса 2008 года процесс еще как-то двигался, а потом стало совсем не до Балкан. Казалось, что расширять туда Евросоюз – слишком дорого для кризисных времен, можно обойтись отдельными программами. Расширять НАТО – вообще непонятно зачем, оно теперь в Афганистане воюет, зачем ему там Македония и Черногория? Поэтому пусть балканскими проблемами пока занимается пара еврокомиссаров – потихоньку их там мирит, улучшает законодательство, реформирует экономику. Лет через 15–20 вернемся к этому вопросу.

После начала украинского кризиса стало понятно, что 15–20 лет может и не быть. На Западных Балканах есть и нищета, и этнические конфликты, и традиционные интересы России, то есть все необходимое, чтобы там случилось то же самое, что и на Украине. Поэтому с Черногорией почти сразу стало понятно, что ее как наименее проблемную из всех возьмут хотя бы в НАТО, как только станет ясно, что такое расширение не приведет к новому обострению в отношениях с Россией. 

Параллельно активизировались переговоры по поводу названия Македонии, до этого стоявшие без движения десятилетиями. Спор с Грецией вокруг названия страны – это формально главное, что отделяет Македонию от вступления в НАТО и ЕС, где она уже много лет числится кандидатом. Раньше такое основание для отказа всех вполне устраивало, но теперь брошенная страна в центре Балкан стала восприниматься как источник потенциальной опасности.

В Боснии и Герцеговине лидеры местных сербов заявляют, что готовы согласиться на вступление в НАТО, если туда вступит Сербия. Остальные общины тем более согласны. 

И даже сама Сербия, не заявляя об этом публично, на практике все ближе подходит к вступлению не только в Евросоюз, но и в НАТО. Это может показаться чем-то немыслимым, но в бывшей Югославии за последние годы уже произошло столько немыслимых вещей, что вступление Сербии в НАТО на этом фоне – ерунда. Политики, еще недавно числившиеся в черных санкционных списках ЕС, теперь оказываются главными сторонниками скорейшего вступления в этот ЕС. Выходцы из Радикальной партии Шешеля, где когда-то собирались перерезать всех хорватов ржавыми ложками, сейчас одно за одним подписывают соглашения не то что с хорватами, а с косовскими албанцами, позволяя Косову функционировать как полноценному государству.

У Сербии нет никакой альтернативы вступлению в НАТО. Потому что только НАТО сейчас в состоянии гарантировать безопасность того же сербского меньшинства в Косове. Поразительно, но в 2013 году сербское правительство само просило НАТО оставить в Косове свой контингент подольше. Штука немыслимая еще несколько лет назад – сербы просят натовцев не уходить из Косова.

Отказ Сербии вступить в НАТО создаст кучу проблем с сербскими меньшинствами в Черногории, в Боснии, в Косове. Тогда местные сербы станут воспринимать НАТО как что-то враждебное Сербии, к которой они все равно гораздо более лояльны, чем к своим новым малым родинам. Опять пойдут конфликты, разговоры об отделении, о пересмотре границ. Поэтому проще взять всех – и в Евросоюз, и в НАТО. Просто если раньше процесс явно затягивался на десятилетия, то теперь, когда пример Украины высветил Западные Балканы как потенциальный источник нестабильности, дело пойдет гораздо быстрее.

Российский ответ

Реакцию России на балканское расширение не трудно предсказать на примере Черногории. Эта часть мира считается Кремлем давно потерянной. Тем более сейчас, когда энергетические проекты на Балканах стали неактуальны. Поэтому в ответ даже на демонстративные антироссийские шаги, какие позволяла себе Черногория, Россия, скорее всего, ограничится устным выражением сожаления и осуждения. Как осудил Лавров решение принять Черногорию в НАТО. 

Какие-то практические действия России, экономическое давление, провокации, вмешательство во внутреннюю политическую жизнь – ничего этого не было с Черногорией и вряд ли будет с другими балканскими странами. Конечно, сам Джуканович уверяет, что любой оппозиционный митинг против него – это проплаченная Кремлем провокация с целью поменять в Черногории власть и внешнеполитический курс. Но все это не имеет отношения к реальности. Человек уже 25 лет у власти, а уровень благосостояния в стране за это время не особенно изменился. Поэтому последние массовые протесты в Черногории были совсем не за Россию и даже не против НАТО, а с требованием провести наконец избирательную реформу, сделать голосование более прозрачным – очевидно необходимая реформа в стране, где правящая партия за 25 лет не проиграла ни одних выборов.

Россия же и без проплаченных митингов имела все возможности надавить на Черногорию, но ни одной из них не воспользовалась. Русские по-прежнему остаются самыми многочисленными туристами в Черногории (кроме сербов, которые не в счет) – более 20% от общего числа отдыхающих. Хотя можно было бы, например, отменить с Черногорией безвизовый режим. Или провести пропагандистскую кампанию в СМИ. Или просто прекратить продавать туры в Черногорию из патриотических соображений, да мало ли способов отработано за последнее время. Но ничего такого не было. Хотя туризм – это около 20% ВВП Черногории, довольно чувствительный сектор.

Или взять войну санкций. Черногория начала вводить санкции против России еще в марте 2014 года. Россия впервые ввела санкции против Черногории (распространила на нее продуктовое эмбарго) всего несколько месяцев назад, в августе 2015 года. При этом основной черногорский экспорт в Россию – вино – под эмбарго не попадает. И никакой отравы в нем не нашли. Мало того, между Россией и Черногорией продолжает действовать соглашение о зоне свободной торговли.

Финансовые споры с Олегом Дерипаской вокруг крупнейшего черногорского предприятия – алюминиевого завода КАП – начались много лет назад и не имеют никакого отношения к событиям последних двух лет. Массовых продаж русскими недвижимости в Черногории тоже не наблюдается. И вообще, Черногория, несмотря на довольно недружественные заявления ее руководства, не появляется даже в самых агрессивных российских СМИ в качестве очередного врага-предателя, которому нужно как следует отомстить. 

Конечно, ситуация может стать менее благостной после того, как Черногория официально откроет новый сезон расширения НАТО. Но в любом случае какие-то серьезные практические действия России на Балканах вряд ли последуют. Все крупные российские проекты в регионе и так потеряли актуальность. Территория отделена от России кордоном из государств ЕС. Серьезного экономического интереса этот бедный и небольшой кусочек Европы не представляет. Да и местные лидеры, даже в Сербии, не готовы рисковать своими отношениями с Западом ради России. И у той и у другой стороны есть гораздо более приоритетные направления.