Столица КНР пережила свою "ночь длинных ковшей" — пекинские власти снесли парадную арку перед штаб-квартирой Государственного банка развития Китая (ГБРК). Будто позаимствовав передовые практики московских коллег, власти Пекина пустили в ход экскаваторы. Правовые основания для сноса арки, простоявшей на центральной улице несколько лет, остались неизвестны. Мэрия Пекина события ночи на 28 февраля не комментировала. Утром в государственном агентстве "Синьхуа" появились слова рабочего, что арка снесена по указу "высокопоставленных руководителей" и "слишком бросалась в глаза". ГБРК еще больше запутал ситуацию, объяснив, что сам инициировал снос после замечаний правительственной инспекции, в том числе о расточительности.

Арка, построенная в свое время без разрешения мэрии, на протяжении многих лет являлась символом могущества банка и его президента Чэнь Юаня. ГБРК — аналог ВЭБа, помноженный на масштаб экономики КНР и аппаратный вес своего руководителя. Чэнь Юань (возглавлял банк в 1998-2013 годах) был сыном Чэнь Юня, второго человека в Китае во времена Дэн Сяопина. Получив в управление ГБРК, не подпадающий под регулирование Народного банка Китая, Чэнь-младший превратил его в бизнес-империю с активами $1,6 трлн. ГБРК стал не только кошельком для финансирования инфраструктурного бума в КНР, но и инструментом глобальной экспансии китайских госкомпаний. В 2010-е он выдавал больше кредитов развивающимся странам, чем Всемирный банк. В России ГБРК хорошо знаком хотя бы кредитами на покупку "Роснефтью" "Юганскнефтегаза", достройку нефтепровода ВСТО и его отвода в Китай. Сделки курировал лично Чэнь Юань.

Но времена изменились. Осенью в ГБРК высадилась инспекция — часть проверки, которую председатель Си Цзиньпин запустил после летнего краха биржи. Итоги пока не оглашаются, но на них намекает "ночь длинных ковшей" и снос похожих арок и стел по всему Китаю. Десанты проверяющих высаживались во всех опорных банках страны с их роскошными штаб-квартирами, так что в архитектурном облике Пекина тоже можно ожидать дальнейших изменений. Для России все это не самые хорошие новости — в условиях санкций ГБРК был одним из немногих финансовых институтов, продолжающих проекты в РФ.

Оригинал статьи