«Возле Эль-Ариша убито трое полицейских», «Автомобиль, начиненный взрывчаткой, взорвался на рынке Шейх-Звейда». Такие сообщения регулярно приходят из Северного Синая на протяжении последних четырех лет. Иногда несколько раз в день, иногда раз в час. Так живет северная часть Синайского полуострова с тех пор, как началась «арабская весна» – бомбежки, взрывы и перестрелки между армией и исламистами давно уже стали там повседневностью. 

Вскоре после революции 2011 года на Синае о себе громко заявила радикальная исламистская группировка «Ансар Бейт аль-Макдис». Первым ее достижением стал взрыв газопровода между Египтом и Израилем, потом последовало еще 13 взрывов, после чего работа газопровода полностью прекратилась. За последний год ситуация серьезно ухудшалась: весной синайские боевики присягнули на верность ИГИЛу и совершили крупный теракт против военных и полицейских в районе города Шейх-Звейд и некоторое время даже контролировали часть города. Затем последовала серия обезглавливаний.

Когда российский самолет разбился в этом районе, первая мысль, посетившая многих экспертов, знакомых с регионом, была про возможную причастность ИГИЛа (запрещен в России как террористическая организация). Пока версии о том, что произошло с лайнером «Когалымавиа» продолжают множиться и никто не готов с уверенностью сказать, что именно привело к гибели самолета, однако, даже если в конце концов выяснится, что ИГИЛ не имел никакого отношения к этой катастрофе, исламисты уже одержали внушительную победу в информационной войне, которая для них не менее важна, чем победа на поле боя. 

Самолеты крупных западных и арабских авиакомпаний прекратили полеты на Синай, тысячи туристов отказались от поездок, а когда набираешь в поисковике словосочетание «российский самолет», сразу появляется информации об ИГИЛ и их заверения, что самолет сбили они. Цель любой террористической организации – запугивать население. В этом случае, как бы ни закончилась эта история, номер уже удался. Если на какой-то момент египтянам казалось, что можно четко отделить проблемный Северный Синай от спокойного туристического рая в южной части полуострова, то сейчас эта теория подвергается большим сомнениям, что опять же будет подано исламистами как большая победа, в первую очередь над египетским режимом и во вторую – над Россией, союзницей нынешнего египетского режима и активной участницей войны против радикальных исламистов в Сирии.

Земля террора и туризма

Трудно поверить, но около двадцати лет назад любой, в том числе одинокий иностранец, мог совершить поездку по обеим частям Синая, не опасаясь при этом за свою жизнь. Израильская компания «Мацада турз» даже отправляла ежедневный автобус из Иерусалима в Каир. Автобус проезжал через границу в египетском Рафиахе (другая часть этого города находится в секторе Газа). Из Рафиаха путь лежал в Эль-Ариш, а оттуда прямиком через Суэцкий канал в столицу.

Города Северного Синая поражали нищетой и заброшенностью. Дети просили милостыню, их родители торговали скудным товаром: штучными сигаретами, дешевыми побрякушками, минеральной водой и чипсами. Эти города напоминали близлежащие палестинские лагеря беженцев в Газе, только без раздачи продовольствия гуманитарными организациями. 

Официальный Египет всегда относился к населению Синая – по большей части бедуинам – свысока, если не враждебно. Планы по развитию полуострова существовали только на бумаге, люди продолжали вести самое жалкое существование. На Синае традиционно не хватало школ, больниц и рабочих мест. Бедуины жаловались, что правительство игнорирует их нужды, и вели независимую от государства жизнь. Разрыв постоянно увеличивался, росло и напряжение. Периодически египетская армия устраивала рейды в тех районах, где активно торговали оружием или наркотиками. Власти обещали повысить уровень жизни, после чего все возвращалось на круги своя.

Серьезные проблемы начались в начале 2000-х годов, когда до Синая докатилась волна исламского террора. Страшные теракты 2004–2005 годов в Шарм-эль-Шейхе, Рас-ас-Сатане и в гостинице «Хилтон Таба», расположенной на границе Израиля и Египта, унесли жизни десятков туристов и местных жителей. К организации тех терактов приложили руку и бедуинские кланы в Северном Синае.

Так 10 лет назад столкнулись два Синая: Южный – словно специально созданный для туристов, и Северный – бедный и озлобленный. В начале 2000-х также началось активное взаимодействие между бедуинами Синая и террористическими организациями в секторе Газа. Последние нуждались в оружии, чтобы воевать против Израиля и правящего движения ФАТХ. У бедуинов было чем торговать. К середине 2000-х земля в египетском Рафиахе уже напоминала швейцарский сыр – по подземным тоннелям шли боеприпасы, деньги, автомашины и люди. Израиль требовал от Египта закрыть тоннели, президент Мубарак пожимал плечами и лишь изредка что-нибудь предпринимал в пограничном районе.

Несколько раз из Северного Синая обстреливали израильский курортный город Эйлат и иорданскую Акабу. Представители спецслужб тогда говорили, что речь идет об активистах «глобального джихада». Было похоже, что Северный Синай постепенно становится ничейной землей. И каждый год израильский МИД предостерегал своих граждан от поездок в Южную часть Синая.

Мини-эмират

Развязка наступила в начале 2011 года, когда миллионы египтян на площадях Каира, Александрии, Суэца и других городов требовали свободы и отставки Мубарака. Свободу средип прочих получили тысячи заключенных, освобожденных своими соратниками под революционный шумок. Среди них были и политические лидеры исламистов, такие как Мухаммад Мурси, а также сотни джихадистов, арестованных за причастность к террористической деятельности. Полиция, опасаясь народной мести, практически самоустранилась и в первые постреволюционные месяцы бездействовала.

В скором времени на Синае вновь начались теракты. Организация, назвавшая себя «Ансар Бейт аль-Макдис», начала с акций на военных базах и взрывов газопровода, по которому египетский газ шел в Израиль и Иорданию. В 2012 году генерал Абдаль Фаттах ас-Сиси, который только что был назначен президентом Мурси на должность министра обороны, объявил о начале операции «Орел» по «зачистке Синая от террористических гнезд». Харизматичный министр обороны в одночасье завоевал популярность и доверие народа, однако теракты против армии и полиции на Синае не прекращались.

Переворот в июне 2013 года, в результате которого ас-Сиси пришел к власти и объявил «Братьев-мусульман» вне закона, ознаменовал новую фазу войны между египетским режимом и исламистами. Теракты в Каире, Мансуре, Кафр-эль-Шейхе, Танте, а также на Синае продолжались. На взгляд некоторых критиков ас-Сиси, его бескомпромиссная борьба с «Братьями-мусульманами», отказавшимися от насилия еще в 70-е годы, привела к радикализации многих активистов этой организации, которые примкнули к джихадистам-салафитам на Синае.

Хотя вполне возможно, что инфраструктура террора на Синае росла бы в любом случае и вне связи с репрессиями против «Братьев-мусульман», учитывая воздействие на Египет событий в Ливии и Сирии. Из Ливии в Египет пошло дешевое оружие, а на примере Исламского государства в Ираке и Сирии египетские синайские исламисты, среди которых тоже немало иностранцев, строили свое мини-государство. 

Разумеется, Египет – не Сирия, поэтому создать свой эмират на Синае им пока не удалось (хотя провозглашали они его не раз). За прошедшее время Египет создал буферную зону на границе с Газой, разрушив целые районы жилых домов, затопил подземные тоннели, нанес многочисленные авиаудары и уничтожил сотни боевиков-джихадистов. Однако города Северного Синая по-прежнему напоминают театр боевых действий, в мечетях звучат призывы к джихаду, а население одновременно боится и не доверяет и правительству, и джихадистам. С одной стороны, египтянам чужда салафитская, пуританская версия ислама, с другой – многолетнюю и взаимную неприязнь между населением Северного Синая и правительством трудно преодолеть.

Борьба с радикальным исламом в Египте длится уже немало десятилетий, и режим уже не раз сталкивался с попытками исламистов захватить какую-нибудь территорию и создать там исламский эмират – так было в 70-х годах на юге Египте, а также в Хельване, неподалеку от Каира. Несмотря на эффективные действия армии, победа над исламистами всегда была непрочной и временной, потому что не сопровождалась последующими шагами в социальной и образовательной сферах. Учитывая процесс распада национальных государств вокруг Египта и укоренение ИГИЛ на сирийской и иракской почве, можно предположить, что нынешняя фаза борьбы с исламским терроризмом растянется как минимум на несколько лет и будет стоить Египту немало человеческих жизней.

Ксения Светлова – арабист, депутат Кнессета