В отношениях Украины и Грузии, которые, несмотря на традиционную близость, в последние годы переживали не лучшие времена, наметилось новое потепление. Один из главных источников противоречий между двумя странами отходит на второй план – в отставку с поста главы Одесской области подал бывший президент Грузии Михаил Саакашвили. Теперь для правительства в Тбилиси внешнеполитический союзник Украина больше не идет в одном комплекте с внутриполитическим врагом Саакашвили, и две страны со сходными проблемами могут снова начать естественное сближение, к которому готовились последние месяцы.

Миссия Ющенко

Незадолго до отставки Саакашвили о необходимости восстановить былую дружбу между странами говорил бывший президент Украины Виктор Ющенко во время своего визита в Тбилиси. Визит получился показательный, потому что Ющенко – кум и близкий друг Саакашвили, злейшего врага действующего грузинского правительства.

Есть у Ющенко и личные причины не любить грузинские власти: в 2014 году, когда прокуратура возбудила очередное уголовное дело против Саакашвили по обвинению в растрате госсредств, Ющенко оказался фигурантом одного из эпизодов. Следствие установило, что начальник личной охраны президента Саакашвили (естественно, по приказу патрона) незаконно оплатил из бюджета ряд мероприятий в рамках неофициального визита экс-президента Украины к своему куму, в том числе посещение им знаменитой тбилисской серной бани.

Ющенко тогда был настолько оскорблен, что прислал в МИД Грузии письмо, предложив «оплатить стоимость мыла, одноразовых тапочек, полотенец и банных процедур в свободно конвертируемой валюте».

Однако сейчас этот постыдный для Грузии эпизод, судя по всему, забылся, и Ющенко стал удобным посредником, с чьей помощью Киев и Тбилиси пытаются найти способ выйти из того кризиса, в котором оказались отношения между двумя странами после бегства на Украину бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили. Найти выход тут непросто, потому ситуация сложилась парадоксальная: с одной стороны, грузинская генпрокуратура разыскивает Саакашвили по четырем уголовным делам, с другой – президент Порошенко предоставляет ему гражданство Украины и назначает на высокий государственный пост – главы государственной областной администрации Одессы.

При этом на востоке Украины продолжается военный конфликт, где симпатии официального Тбилиси по определению не могут не быть на стороне Киева, то есть того же президента Порошенко. Хотя опять же Михаил Саакашвили и его команда принимают и в российско-украинском конфликте самое активное участие, параллельно пытаясь ослабить и даже свергнуть действующую власть в Грузии.

Проблема украинских грузин

Грузины оказались вовлечены в российско-украинский конфликт куда сильнее, чем это может показаться из простой географии. В первую очередь он стал несчастьем для 150 000 грузин, живущих на Украине. Основная часть грузинской диаспоры жила в Донбассе и в Крыму. Лия – няня моей дочки – рассказала мне типичную историю из жизни донбасских грузин: после изгнания из Абхазии во время войны 1992–1993 годов ее брат вместе с семьей поселился в Донецке, постепенно наладили бизнес, лет через десять даже купили дом в пригороде, но сейчас этот дом, оказавшийся на линии фронта, пришлось бросить и переехать на линию другого фронта – в город Зугдиди, у самой границы с Абхазией.

Грузинская диаспора Донбасса в войне по большому счету не участвует. Есть известный персонаж по кличке Гиви, воюющий за ДНР, но к Грузии он не имеет никакого отношения. Не менее пассивна и грузинская диаспора Киева. Зато десятки бывших офицеров грузинской армии под предводительством экс-начальника Генштаба Грузии Гиги Каландадзе (тоже сбежавшего от грузинской генпрокуратуры вместе с бывшим Верховным главнокомандующим) воюют в различных формированиях украинских вооруженных сил. Но они не представляют диаспору. А крымские грузины просто спокойно и безропотно поменяли свои украинские паспорта на российские.

Сигналы в ПАСЕ

Схожесть проблем, с которыми сталкиваются Украина и Грузия, казалось бы, должна подталкивать их к самому тесному союзу и объединению усилий по «сдерживанию России», в том числе в международных организациях. Но пока этого не получается. Недавний пример – грузинская делегация в ПАСЕ отказалась проголосовать за проукраинскую резолюцию, сославшись на то, что украинцы «не приложили достаточных усилий», чтобы убедить их прийти на голосование и отложить «важные переговоры с швейцарскими коллегами».

Какие именно более важные дела могли быть у грузинской делегации с швейцарскими коллегами, при этом не уточнялось, но очевидно, что отказ от голосования в пользу Украины был осознанным политическим жестом. Причем произошло это сразу после парламентских выборов в Грузии, в которых уходящий одесский губернатор принял самое активное участие.

Поэтому очевидно, что отказ Грузии поддержать Украину в ПАСЕ был связан не с какой-то особенно пророссийской позицией грузинских властей, а с желанием дать понять украинским коллегам, что их позиция по «проблеме Саакашвили» вредит двусторонним отношениям и воспринимается в Тбилиси как крайне недружественная. Подобный демарш на уровне исполнительной власти выглядел бы гораздо более конфронтационно, а вот поступок в Парламентской ассамблее всегда можно списать на «неуправляемость депутатов».

Саакашвили раздора

Действительно, трудно представить более недружественную ситуацию, когда политик, занимающий пост губернатора в одной стране (причем назначенный напрямую президентом), одновременно самым активным образом участвует в парламентских выборах в другой стране. Почти ежедневно выступает по грузинскому телевидению, призывает «прогнать пинком» правящую партию «российского олигарха Бидзины Иванишвили», советует соратникам организовать революцию под предлогом фальсификации выборов и настаивает, что никакого иного сценария, кроме революционного, «нет и быть не может».

Мало того, когда эти телефонные разговоры были перехвачены (скорее всего, российскими спецслужбами) и опубликованы, губернатор Одессы даже не стал всерьез опровергать их подлинность, сказав лишь, что запись «смонтирована» из различных разговоров с соратниками, но все фразы о революции и так далее действительно принадлежат ему.

Президент Грузии Георгий Маргвелашвили, еще в 2015 году лишивший своего предшественника грузинского гражданства, заявил журналистам, что в «деликатных условиях», сложившихся в результате взрывной активности в Грузии «одного представителя очень высокого ранга украинской госадминистрации», правительство и МИД Грузии «проявили высший класс дипломатичности и такта».

И действительно, за все время ожесточенной предвыборной борьбы в адрес украинского МИД из Тбилиси не было направлено ни одной ноты протеста, хотя послу Украины его грузинские коллеги все-таки мягко намекали, что сложившаяся ситуация абсолютно ненормальна: высокопоставленный украинский чиновник открыто призывает к свержению власти в Грузии.

Донбасс для Абхазии

Казалось бы, уход Саакашвили с официального государственного поста должен покончить с этим странным конфликтом и восстановить естественное сотрудничество Украины и Грузии, но вряд ли это получится сделать быстро. Саакашвили, скорее всего, останется влиятельным политиком на Украине, и уж точно Киев не станет экстрадировать его на родину. Одновременно он будет влиятельным политиком и в Грузии, причем чрезвычайно враждебным действующей власти. Лишь человек, малознакомый с буйной энергией бывшего грузинского президента, может счесть такое раздвоение перебором для одного политика – Саакашвили прекрасно успевает даже на третьем фронте – американском, поддерживая тесные отношения с командами и Клинтон, и Трампа через своих друзей в обоих лагерях.

На Украине Саакашвили уже пророчат собственную партию с хорошими шансами пройти в Раду на ближайших выборах. В Грузии, несмотря на проигрыш на последних парламентских выборах, партия Саакашвили «Единое национальное движение» сумела создать пусть немногочисленную, но, по сути, единственную оппозиционную фракцию в грузинском парламенте. Саакашвили призвал продолжить борьбу еще более активными методами. При этом он по-прежнему пользуется поддержкой наиболее влиятельной в стране телекомпании «Рустави-2» (принадлежит его украинским друзьям, братьям Караманишвили), которая большую часть эфира посвящает жесткой критике действующей власти.

Таким образом, отставка Михаила Саакашвили с поста одесского губернатора – это только начало сложного процесса распутывания клубка грузино-украинских противоречий. И Тбилиси тут заинтересован в том, чтобы как можно скорее восстановить сотрудничество с Киевом. Для Грузии просто жизненно необходимо действовать на международной арене совместно с Украиной, потому что только так она может не дать Западу забыть о том, как похожи проблемы Абхазии и Южной Осетии на проблемы Крыма и Донбасса. Иначе, если Москве удастся окончательно развести эти темы, вопрос территориальной целостности Грузии, упоминающийся все реже, вообще исчезнет из западной повестки дня в общении с Москвой.