Новая брошюра старшего научного сотрудника Российско-Евразийской программы Фонда Карнеги за Международный Мир Томаса де Ваала посвящена начинающемуся переходному периоду в развитии Грузии. Стране предстоят парламентские и президентские выборы соответственно в 2012 и 2013 гг., после которых вступит в действие новая конституция, меняющая политическую систему.

Степень стабильности в стране и положение правительства в предстоящие годы во многом будут определяться состоянием экономики. Грузия добилась значительных успехов в искоренении «повседневной» коррупции и преступности и привлечении иностранных инвестиций, эффективно работают коммунальные службы и транспорт, однако экономическая ситуация в настоящее время выглядит весьма неопределенной. Грузии необходима модель долгосрочного экономического развития. Ей нужно построить соответствующие институты и решить проблемы, которыми власти пока по-настоящему не занимаются: они связаны прежде всего с высоким уровнем бедности и безработицы, а также низким экспортным потенциалом.

Т. де Ваал рассматривает три возможных общих направления стратегической и экономической ориентации Грузии: 1) «почвеннический» вариант, предполагающий сохранение традиционного уклада, основанного на семейных связях и непрозрачных методах ведения бизнеса; 2) «сингапурскую модель»: превращение Грузии в страну с минимальным регулированием, низкими налогами и благоприятной для бизнеса средой, что способно обеспечить ей динамичный рост, но может обострить социальные проблемы и не обязательно приведет к развитию демократии; 3) «модель Евросоюза», основанную на постепенной интеграции Грузии в европейский общий рынок и предполагающую принятие большого количества общеевропейских норм и законов.

Молодая политическая элита Грузии, пришедшая к власти в 2004 г., эффективно провела ряд реформ и гордится своим решительным стилем руководства. Но во многом правящая элита так и осталась «революционной» — это небольшая группа энергичных людей, не проявляющая особого интереса к консультациям с грузинскими экспертами и обществом в целом. Хотя в основе своей грузинское государство остается плюралистическим, эта небольшая группа ныне руководит системой, не имеющей внутриполитических сдержек и противовесов. Естественно, столь сильное сосредоточение власти в руках немногих накладывает на руководство Грузии особую ответственность — ему необходимо принимать мудрые решения.

Большая ответственность ложится и на западных партнеров Тбилиси: в отсутствие сильных сдержек и противовесов внутри страны они по определению становятся главными акторами, способными повлиять на действия ее властей. Особенно широкими возможностями, чтобы подтолкнуть Грузию на европейский путь, обладает Евросоюз: в его распоряжении есть и мощные стимулы, и способность ставить жесткие условия. Однако эти возможности могут быть упущены.

Несмотря на все проблемы, по сравнению с другими государствами на постсоветском пространстве Грузия остается во многом позитивным примером. Несомненной заслугой грузин следует считать уже тот факт, что у страны есть выбор и она не обречена двигаться по линейной траектории «того же, что и раньше». Ее правительство по-прежнему способно к неординарным шагам и позитивным инициативам. Однако сегодня Грузия в куда большей степени, чем еще несколько лет назад, сталкивается с реальными дилеммами, от решения которых зависит характер будущего развития страны. Фундамент заложен, но существует опасность, что в процессе выбора типа государства, которое будет построено в Грузии, позитивная работа пойдет насмарку, а негативные тенденции укоренятся.