Наше руководство любит намекать, что проблемы у него – с политиками Европы, а с народами Европы – полное взаимопонимание. Потому что народы думают примерно одинаково – любят свое, привычное, а чужого и нового не любят, и этим не отличаются от русского, каким его изображают последние пару лет в Кремле.

Международный русский консервативный форум в Петербурге из встречи сочувствующих России зарубежных консерваторов превратился в слет маргиналов, которых даже в мире западных ультраправых считают фашистами. Выяснилось, что российские идеологи так плохо представляют себе собственную группу поддержки за рубежом, что не сумели ее грамотно собрать и убедительно предъявить, а, наоборот, опозорились.  

За Россию, против друг друга

У Путина в Европе действительно есть свой фан-клуб, весьма многочисленный и состоящий не из одних только отщепенцев. Почитайте комментарии под любой статьей про Россию в любой европейской газете. И хотя мы уверяем, что заняты подъемом традиционных ценностей на прежнюю высоту, с которой они упали у неумелых европейцев, фан-клуб этот состоит из крайне правых и крайне левых примерно в одинаковых пропорциях. Глава французского Национального фронта Марин Лепен в многочисленных интервью повторяет, что Путин вернул великой нации чувство гордости, греческий премьер из марксистов Алексис Ципрас предлагает снять с России санкции и озаботиться разгулом фашизма на Украине.

Поскольку наши традиционные ценности тоже состоят из нашего правого и левого наследия и мы теперь против революций, но за СССР, то общий язык можем найти с теми и с этими. 

Нашим идеологам, вероятно, хотелось бы устроить смотр всех, кто за нас, но вместе их не собрать: друг слева, партия «Сириза», бьется в Греции не на жизнь, а на смерть с другом справа, партией «Золотая заря», да так, что депутатов «Золотой зари» судят за убийство левого активиста. Крайне правых вместе с крайне левыми за один стол не посадить.

С европейскими левыми нам и самим усидеть трудно. Они, конечно, против Америки и ее марионеток на Украине – восемь испанцев арестованы на родине за то, что сражались в интербригадах под красным флагом за ДНР. Гренаду покинул, пошел воевать, чтоб шахты в Донбассе шахтерам отдать: почти трогательный случай смешения прошлого с настоящим. Но ведь те же европейские левые – они за права сексуальных меньшинств и современное искусство, от которого только и жди, что оскорбит чувства. Поэтому ненадежных левых решили оставить на потом и собрать правых. Но правые тоже подвели. Хотя правым интернационалом это собрание можно назвать с натяжкой. Ведь собирали его не по наличию каких-то там правых идеалов и консервативных ценностей, а по единственно важному критерию: поддержке России в ее последних начинаниях – от борьбы за единственно правильную сексуальную ориентацию до присоединения Крыма и самостоятельность Донбасса. Организаторы так прямо и говорили: зовем тех, кто поддерживает миссию России в Донбассе и возвращение Севастополя и Крыма в Россию. Если бы не этот критерий, на съезде должны были оказаться неотличимые от прочих присутствующих ультраправые из Латвии, Литвы, Польши, Украины, но об этом и речи не было. 

Что из этого собрания выйдет, было не очень понятно, поэтому прикрылись внепарламентской партией "Родина", которую не жалко. Хотя не у всякой внепарламентской партии наберется денег на съезд в «Холидей-инн» и международный съезд разрешат проводить не всякой. В те же дни в Петербурге городские власти сорвали скромную встречу с политологом Белковским. Представить себе полную независимость инициативы мешает и то, что на региональных выборах 2013 года партия шла среди прочих под лозунгом «Партия “Родина” – спецназ президента», и то, что ее глава Алексей Журавлев в 2012 году был избран председателем возрожденной «Родины» и остался членом фракции «Единой России» в Госдуме. 

Как провалить интернационал

И тут выяснилось печальное: провести смотр пророссийских консервативных сил Европы хочется, но ведь это надо еще уметь. Собрали, а все и провалилось с треском.

Одна из причин провала в том, что среди европейских крайних правых есть и те, кто терпеть не может российского президента, и те, кто терпеть не может друг друга. Тот же Фарадж, глава Партии независимости Соединенного Королевства, не любит Лепен, а она отвечает ему взаимностью. Интернационал националистов в принципе довольно плохо работает – это понятно: они ведь не за то, чтобы вместе, а за то, чтобы врозь. Зато и объединяет их, как почти всех радикальных политиков, сознание своей исторической миссии. Это не те люди, которые хотят выиграть выборы, скромно и деловито реализовать пункты программы и передать власть следующим. Тут ставки выше: Европа в тупике, зашла не туда, надо вернуть ее на верный путь. Это мессианство сближает их с Путиным, и делает их мнение о себе весьма высоким. Однако не слишком поднимает их в протокольном смысле.

Правый интернационал можно было бы успешно собрать и в Петербурге, и в другом месте Европы. Но тогда собирать их должна была не маленькая подставная «Родина». Респектабельные ультраконсерваторы могли бы откликнуться на приглашение лично Путина или из окружения Путина. В конце концов, среди них есть те, кто видит его и себя соратниками в борьбе за консервативную Европу.

Однако ему как главе великой державы не по чину созывать лидеров оппозиционных движений: пусть сначала победят, потом поговорим. Но хозяин дома, когда созывает гостей, не присылает приглашения друзьям и соратникам от имени сторожа или горничной. А по приглашению горничной  – партии, у которой нет фракции в федеральном парламенте, приехали те, кому все равно. Вроде итальянца Роберто Фьоре, любящего открыто похвалить достижения фашизма, который спокойно сидел и слушал, как с трибуны в Петербурге проклинают киевскую фашистскую хунту, после того как ездил в Киев в гости к партии «Свобода» устанавливать связи с единомышленниками.

Мир европейских крайне правых тоже устроен разноуровнево. Часть из них давно участвует в выборах, имеет парламентские фракции, иногда вступает в правящие коалиции. При правильно проведенной подготовительной работе была вероятность, что в Петербург приехали бы более приличные европейцы с правого края: Национальный фронт Марин Лепен, Фламандский блок, австрийская Партия свободы, может быть, даже Шведские демократы или норвежцы из "Партии прогресса".

Но вероятность их приезда, и так небольшая из-за низкого уровня приглашения, уменьшалась по мере того, как свое участие подтверждали те, кого даже перечисленные выше ультраправые считают маргиналами, – Национал-демократическая партия Германии, итальянская «Новая сила», греческая «Золотая заря», Британская национальная партия или борец за независимость техасской нации Натан Смит. Не говоря уже об экзотических российских участниках: Марин Лепен поехала бы к руководителям России, но не к Русскому имперскому движению. Список и вид приехавших так напугал послушных российских политиков, что сам глава «Родины» на съезде не появился.

Имея реальных единомышленников и сочувствующих в Европе, организаторы умудрились провалить их парад. Потому что, кроме смутного ощущения, что у тебя есть союзники, надо знать, кто они, разбираться в них, уметь их правильно позвать. Но ведь понятно, почему так произошло. Когда внутри страны не противоположные политические взгляды, а само наличие реальных знаний об устройстве внешнего мира, выходящих за заданные идеологией рамки, сплошь и рядом становится проблемой, препятствием для успешной карьеры во власти, опасным признаком, ставящим под вопрос лояльность стране, уровень тех, кому поручено собирать друзей России, неизбежно будет определять уровень тех, кто откликнулся на приглашение.