Всего несколько месяцев прошло с тех пор, как Россия заменила «Южный поток» на «Турецкий», а на его пути уже успели вырасти новые геополитические препятствия. На выходе из Черного моря место несговорчивой Болгарии заняли Турция и Греция, но вопрос, как дальше соединить все это с основной частью Евросоюза, все равно остался открытым. Опять связываться с болгарами – нелогично и много чести. Албанцы, как всякий скажет, нестабильны и самые марионеточные из всех американских марионеток. Остается только Македония. Тем более что македонское руководство во главе с премьером Груевским активно поддерживало идею «Южного потока». Наверняка поддержит и «Турецкий».

Может, и поддержат, если доживут. Но шансов на это немного, потому что на правительство Груевского сейчас обрушились все возможные напасти. В столице изо дня в день идут многотысячные митинги оппозиции с требованием его немедленной отставки, а на границе с Косовом отряды непонятных боевиков совершают вооруженные вылазки и ведут бои с македонской полицией: число погибших уже пошло на десятки. Тут даже не надо включать гостелевидение, чтобы понять: вот вам майдан, вот обученные ЦРУ боевики из Америкосово – и те и другие совместно, по указке США пытаются свалить балканского друга России Груевского, чтобы он не смог построить у себя газопровод и «Турецкий поток» оказался там же, где и «Южный».

Шаг в реальность

Опровергать конспирологические теории трудно, потому что их главная сила в невежестве. Предполагается, что в мире реально существует всего несколько держав, а все остальные государства – это просто их проекции. Та же Македония со своим премьером Груевским сидела, застыв без движения, в некоем геополитическом лимбе, ничего собой не представляла, никак не развивалась, дожидаясь, пока в ней не столкнутся наконец интересы России и США и сделают эту страну реальной.

На самом деле и Македония, и неожиданно объявленный другом России премьер Груевский существовали задолго до того, как российскому руководству пришла мысль проложить там «Турецкий поток». Мало того, все те проблемы, с которыми сейчас из последних сил борется македонское правительство, не только возникли, но и расцвели пышным цветом намного раньше, чем Кремль принял решение о новом газопроводе. Просто кому у нас были интересны проблемы страны, где Россия не планирует строить ничего судьбоносного? Другое дело теперь.

Премьер Груевский находится у власти уже девять лет – это больше трети всей истории независимой Македонии. И еще несколько лет назад стало понятно, что он пересидел на своем посту, утратил связь с реальностью, ничего дельного предложить стране не может, но уходить добровольно не собирается. Несмотря на прозападную ориентацию во внешней политике и европейскую риторику, Груевский строил в Македонии заурядную коррумпированную автократию, где прорвавшийся во власть клан постепенно усиливает контроль над денежными потоками и политической системой.

Колонны недовольных

Отсутствие малейшей связи между «Турецким потоком» и нынешними македонскими проблемами выявляется очень легко – просто по датам. О том, что российский газопровод пройдет не по Болгарии – Сербии – Венгрии, а по Турции – Греции, было объявлено в декабре 2014 года. Трудности у Груевского начались значительно раньше.

Еще весной 2014 года он провел и выиграл четвертые подряд парламентские выборы с такими нарушениями, что оппозиция отказалась занимать свои места в новом парламенте. Прошло уже больше года, как оппозиционные депутаты не участвуют в заседаниях, а Груевский, несмотря на критику Евросоюза, отказывается искать с ними компромисс и, наоборот, начал отзывать у оппозиционеров депутатские мандаты – за прогулы.

Другая важная часть тех, кто сейчас протестует в Скопье, – это студенты. Протестовать они начали еще осенью прошлого года – против реформы высшего образования. Правительство Груевского решило внедрить в македонские вузы что-то типа российского ЕГЭ: специальные проверочные экзамены, которые принимают не связанные с вузом люди после окончания второго и последнего курса. По этому поводу в ноябре на улицы выходили десятки тысяч протестующих, что немало для двухмиллионной страны.

Еще один поток недовольных – это те македонцы, кто работает по временному контракту. С 1 января этого года правительство Груевского подняло для них подоходный налог с 10% до 35%. По временным контрактам в Македонии работает около 150 тысяч человек, или 15% экономически активного населения. Почему бы им не выйти на улицу, если налоговая нагрузка для них неожиданно выросла в 3,5 раза?

Красота не спасает

Если смотреть на лозунги протестующих, то тут тоже ничего нового. Например, они требуют расследовать наконец убийство Мартина Нескоского. Двадцатиоднолетний парень был убит еще в 2011 году в день, когда Груевский праздновал победу на предыдущих парламентских выборах. Сам сторонник Груевского, он от избытка эмоций попытался влезть на сцену, где выступал переизбранный премьер. Парня задержала македонская ФСО, избила, и он умер. Власти потом объявили виноватым какого-то младшего полицейского, который к тому же был вроде как не при исполнении служебных обязанностей. 

То же самое с требованиями расследовать загадочную гибель и выпустить из тюрьмы известных журналистов. И разгоны оппозиционных СМИ (как например, в 2011 году был отключен от эфира и вытеснен в интернет оппозиционной телеканал А1, который до этого был крупнейшим в стране), и посадки журналистов (например, 4,5 тюрьмы для Томислава Кежаровского, обвиненного в том, что он в своей статье раскрыл личность свидетеля по делу об убийстве), и странные несчастные случаи (как с разбившимся на машине оппозиционным журналистом Николой Младеновым) происходят в Македонии не первый год. Страна уже несколько лет в международных рейтингах лидирует в номинации «Самые несвободные СМИ на Балканах». 

Или взять совершенно умопомрачительный по уровню всесторонней бездарности проект «Скопье-2014» – любимое детище мегаломана Груевского. Уже несколько лет обладающие хотя бы минимальным вкусом македонцы собираются в столице на митинги против этого диснеевского ада. Сотни миллионов евро тратятся правительством Груевского на то, чтобы строить в Скопье псевдоантичное пряничное уродство и фэнтезийные мегапамятники Филиппу и Александру Македонским. Для примера можно взглянуть хотя бы на новый Дом правительства (вот он). Построенное еще при Тито здание снесли и поставили на его месте эту красоту за 16 млн евро. 

При огромной безработице (почти 30%) и крохотных зарплатах (в среднем 300 евро – самая низкая на Балканах) правительство тратит гигантские бюджетные деньги на откровенно распилочные проекты. Одним из самых громких стала замена ограждений на мосту через реку Вардар в Скопье. Работы оценили в 1,7 млн евро. Когда сумма попала в СМИ, жители столицы вышли на улицы с требованием сделать это заграждение живым, из безработных, которые будут стоять на мосту посменно. 1,7 млн евро хватит на оплату их услуг на много лет вперед.

Тем не менее сам премьер Груевский никаких серьезных проблем в стране не видит и занимается вопросами, совершенно оторванными от македонской реальности. Поменять государственный герб с советского солнышка на красного льва. Внести в Конституцию поправку о запрете однополых браков. Создать люстрационную комиссию, чтобы вывести на чистую воду всех, кто в коммунистические времена сотрудничал со спецслужбами. Примерно такими были приоритеты у правительства Груевского в последние год-два. 

Боевики-ветераны

Даже самые специфические черты нынешнего кризиса в Македонии: публикации пленок с записями компрометирующих разговоров Груевского и атаки косовских боевиков – проявились задолго до объявления о «Турецком потоке». Сам македонский премьер уверяет, что пленки, на которых он распоряжается фальсифицировать голосование в разных районах, торгует госдолжностями, обсуждает откаты и репрессии против оппозиции, – фальшивка, изготовленная иностранными спецслужбами. В таком случае спецслужбы начали свое темное дело задолго до «Турецкого потока»: первая пленка, на которой Груевский требует взятку 1,5 млн евро за приватизацию Makedonska Banka, была опубликована еще прошлым летом. 

Ну а проблемы с албанскими боевиками начались в Македонии намного раньше, чем она стала независимым государством. В 2001 году из-за конфликта между македонцами и этническими албанцами, составляющими четверть населения страны, шла почти полномасштабная гражданская война. Благодаря усилиям Евросоюза больших жертв удалось избежать, но убийства, иногда групповые, на этнической почве – до сих пор довольно привычная часть македонской реальности. Например, в 2012 году группа албанцев демонстративно на Пасху расстреляла из автоматов пятерых македонцев. Обе общины потом еще несколько лет агрессивно митинговали с требованиями этнической справедливости.

Недавние случаи захвата пограничного поста и нескольких кварталов в городе Куманово будут, конечно, пострашнее. Совершившие эти вылазки отряды албанских боевиков насчитывали по 40 человек в каждом, называют себя Национальной освободительной армией. В октябре прошлого года та же самая Национальная освободительная армия обстреляла в Скопье Дом правительства, но тогда это мало кто заметил за пределами самой страны. 

Несколько десятков боевиков сейчас уже арестованы, среди них нашлись ветераны албанских вооруженных группировок, распущенных в Македонии после примирения 2001 года, и бывшие бойцы Освободительной армии Косова. Запад когда-то помогал ОАК, но косовские власти уже согласились сотрудничать с македонскими в расследовании, поэтому было бы странно искать международные заговоры в действиях довольно агрессивных, но все-таки маргинальных группировок самой нищей части Балкан.

Неотвратимое НАТО

Сама концепция того, что Запад (или только США) может быть заинтересован в дестабилизации Западных Балкан, противоречит реальности. Наоборот, многие балканские конспирологи, которые буйной фантазией обычно превосходят российских, строят убедительнейшие логические конструкции о том, что это Россия дестабилизирует Западные Балканы, чтобы отвлечь Запад от Украины. 

В действительности случилось вот что: это украинский кризис привлек Запад к Балканам. События в Донбассе и в Крыму заставили и США, и Евросоюз вспомнить, что у них есть еще и Западные Балканы с тяжелейшими внутренними проблемами, которые могут в любой момент создать очень неприятную для всех ситуацию.

Поэтому практически сразу после Крыма, еще весной 2014 года, Брюссель и Вашингтон резко озаботились тем, чтобы ускорить процесс интеграции оставшихся югославских республик в западные организации. С начала 2000-х годов на этом направлении все оставалось почти без движения, а тут вдруг пошли сплошные встречи и переговоры. Боснии постоянно угрожают прекращением финансовой поддержки, если она в ближайшее время не выработает нормальную, жизнеспособную Конституцию. Решение о вступлении Черногории в НАТО должны принять уже до конца этого года. Греки и македонцы снова проводят переговоры по поводу официального названия Македонии и еще раз подтвердили, что Македонию, крещенную новым, не обидным для греков именем, возьмут в НАТО. Вступление в Евросоюз, скорее всего, займет больше времени, но принципиальное согласие, что Западные Балканы рано или поздно возьмут и в ЕС, и в НАТО, уже есть. Благодаря событиям на Украине это произойдет быстрее.